Формат:
588

2017.04.23-05.10 5300 км южнее Экватора

Вместо предисловия

22 апреля 2017, смс в 23:40 с незнакомого номера:
— Есть место оператора в Южную Африку. Поедете?
— Да, — почему-то не удивился я, — Когда вылет?
— Через 24 часа…
И вот тут начались события «на ускоренной перемотке». За ночь решаются основные вопросы, днем трачу час на сбор аппаратуры и 15 минут на личные вещи (долго ли, если этим занимаешься с периодичностью раз-два в месяц), такси в Домодедово, регистрируюсь до Йоханесбурга (ЮАР), потом еще перелет до Виндхука (Намибия).
Прививки не нужны, только профилактические таблетки от малярии. Зона риска начинается чуть севернее…
Наш путь будет пролегать по Намибии, Ботсване, Зимбабве, Замбии и ЮАР…
Прошло 28 часов…

Намибия

Все перезнакомились на паспортном контроле по прилету в столицу Намибии -Виндхук.
Выходим из аэропорта, «Здравствуй, Африка!», уверенные +30 градусов. Сейчас здесь осень. Удивительное рядом, а только что было +3 и снег..
Добрались до первого отеля — красивая средиземноморская вилла с шикарным горизонтом с террасы…
Африканское небо. Нигде нет такого неба как здесь. Большие сливочные облака, насыщенная синева, и как потом оказалось, безумные яркие и крупные ночные звезды. Например, в Южной Америке, знаю совершенно точно, совсем другое небо!
Сидим босиком на террасе отеля, никто не верит, что все начинается именно так и здесь! Стайка неразлучников своим чириканием задавала тон, приветствуя нас в Южной Африке. Черная обезьяна из кустов напротив тихо посматривала на русских туристов, медитировала. По периметру всех заборов отелей и частных домовладений установлена система «электрический пастух», так что проникновение гостей из буша исключено по максимуму. Но всех номерах присутствует тревожная кнопка.
Облака цеплялись за розовые горы, как будто не было трех перелетов на другую сторону земного шара.
Добрая африканка Элизабет сварила вкусный кофе. Принесла местной выпечки. Не переставая смущалась, но была очень органично вписана в начинающийся приключенческий сюжет.
«ТангИ» — это спасибо, на наречии ее племени.
Танги, Африка, я приехал к тебе.

Удивительно быстро забираем заранее забронированные пикапы Тойота. Праворульные машины на механике не новые, но довольно опрятные (пробег на момент старта составлял 80ткм). Контора, которая обеспечивает прокат, так же комплектует машины палатками на крыше с чистыми спальниками и подушками, навигацией, большим холодильником, работающим от второго аккумулятора, стульями и столом, газовым баллоном и всей необходимой посудой на экипаж. Да, обязательные для этих мест полноценные две запаски и трос (очень пригодились, как оказалось позже). Если работа с рычагом переключения передач особо не вызвала вопросов, то повороты в первый день мы обозначали исключительно включением дворников (переключатели света и дворников непривычно поменяны местами).

Что нужно путешественнику для хорошего и продолжительного путешествия? Правильно, всего три вещи: позитивный настрой, полный бак солярки и запас продуктов. Выполнив первые два пункта, отправились осуществлять третий. Интересный эффект в супермаркете, не ты смотришь на всех, а все смотрят на тебя белыми глазами с очень темных лиц. Цены на уровне московских, единственное, все продается увеличенными упаковками. Хлеб, как нашего 1,5 батона, йогурт в небольшой мисочке на 1л, маленькие бутылки воды 0,6-0,7 литра, а не 0,5 как привыкли мы дома. Мука и рис в маленьких пакетах по 10 кг. Затариваемся мясом, углем, специями, овощами и кофе. Я уже писал про Североафриканский кофе — он супер, а вот Южноафриканский — еще одно открытие. Ребята очень хорошо запасаются продуктами местного виноделия. от 150 рублей за бутылку белого Шенин Блан, Савиньон Блан и красного Шираза и Пино Нуар. ЮАР сейчас занимает восьмое место по количеству и качеству выпускаемого вина в мире, годовой пролив которого составляет 950 миллионов литров. мои попутчики как могли старались увеличить этот показатель.
Столица Намибии Виндхук представляет собой небольшой раскидистый город, когда-то спроектированный немцами, впоследствии с внесенными в него местными умельцами африканскими мотивами. Здесь салон мобильной связи соседствует с мясной лавкой, а магазин «лакшери мебели» с сэконд-хендом. Отличительная черта практически всех африканцев это улыбка. О ее первопричине я догадаюсь немного позже и обязательно расскажу вам дальше. А сейчас добродушные темнокожие люди громко разговаривают, останавливают автомобили посередине оживленной дороги, чтобы поприветствовать друг друга, носят одежду сумасшедших африканских раскрасок, и прически – нет ни одной одинаковой!

В путь. Асфальт закончился через 20 км после выезда из города. И больше в Намибии мы его не встречали. Уверенная грунтовка позволяет идти 90-100 км/ч, но следы грейдера и неожиданные ямы могут вышвырнуть машину с дороги с неприятными последствиями. Водители заняты только рулем и педалями, в первый день все включают поворотники рычажками дворников ( в праворульных машинах все переключатели наоборот), а все остальные глазеют по сторонам.пейзажи сменяются один за другим. Только что был лиственный лес, потом кусты – «буш», а сейчас, заползая в горы, осталась только трава.

По дороге из города мы постоянно встречаем мирно разгуливающих остророгих ориксов и полосатых зебр, а так же массовые скопления антилоп импала. И это было только начало! Мы еще даже не углубились! Затворы фотоаппаратов шумят на всю долину, в прицеле видеокамеры мелькают разноцветные шкуры.
Наша цель – пустыня Намиб!

Проехав всего каких-то 370 км, мы попадаем в Соссусвлей. Кемпинг расположен уже в заповедной зоне и приходится платить два раза, за въезд в заповедник и за сам кемпинг. Отличительная черта кемпингов в странах Южной Африки (от моего опыта с марокканскими кемпингами) – это обязательное предварительное бронирование и подтверждение ваших желаний из кемпинга электронным письмом. В Марокко выбираешь кемпинг на карте и приезжаешь, всегда открыт и есть места. Тут можно либо упереться в закрытые ворота (не работает, все ушли) или вам просто откажут, так как не будет свободных мест. А оставаться ночевать на открытых пространствах попросту опасно. Цены выше марокканских минимум в пять раз. Читать отчет «Большое Марокко 2016
Два слова про ориксов. Гуляют себе вдоль дорог и глубоко в полях…по одиночке и группами. На планете их осталось не более 300 000 особей. Охотники со всего света платят бешеные «тыщи», что бы выстрелить в эту красивую антилопу. А потом платят второй раз, что бы в их кабинете дома висел обработанный труп с рогами… Я за живую жизнь, она прекрасна!

Огромное количество путешествующих пенсионеров на прокатных джипах и на своих европейских экспедиционниках. Тут и всякие Дастеры с Рав4, полноразмерные пикапы, огромное количество «мечты всех русских джиперов» — прекрасно затюнингованных Тойот-«семидесяток», а так же немецких и швейцарских полноприводных грузовиков. А вот встреченных путешествующих мотоциклистов можно пересчитать по пальцам одной руки. И этот факт я тоже связываю с опасностью встречи с хищниками.

Рядом с кемпингом расположена высокая песчаная дюна высотой в 180м, на которой мы встречаем рассвет. Ветер настойчиво гонит мелкий песок, он забивает все складки на одежде, глаза, все щели в аппаратуре, но зрелище прощает все песочные процедуры. Солнце, появляется на горизонте из-за холмистого пространства, робко трогает небо, окрашивает все багрово-красным цветом и тут же, показавшись полностью, сразу переключает погоду с прохлады на жару. Тут же стартует жизнь, из песка откапываются вербльюжьи клопы, какие-то насекомые и все начинаются шевелиться.

Проехав еще 40 км вглубь пустыни Намиб, мы добрались до умершего оазиса «Долина смерти», с причудливыми засохшими деревьям. Атмосферно.
Сюда нужно приезжать в очень ранние часы, так как после 9 утра подвозят группы азиатов и пенсионеров из Европы и атмосфера таинственности улетучивается вместе с пустынным песком.место требует уединения и философского настроя.Интересный факт, все большие дюны этой пустыни (а Намиб одна из древнейших пустынь на планете возрастом около 80 млн.лет) пронумерованы. Дюны постоянно двигаются, но их не сложно отследить, т.к. дюны перемещаются туда-сюда на каких-то 50-100 метров из-за постоянно меняющегося направления ветра. В пустыне Намиб имеется еще много чего интересного, но ехать туда было далеко, а все охватить за один раз, сами знаете, не представляется возможным. Так что, посещение заброшенного в песках города золотодобытчиков Колманскоп и парк Намиб-Науклюфт обязательно увижу в следующий раз. все участники экспедиции вытряхивали Красно-бурый песок из обуви и вещей на каждой остановке еще 4 дня.

Следующей точкой на нашем маршруте был знаменитый Берег Скелетов. В давние времена в этом месте погибло не мало торговых, пиратских и военных кораблей из-за холодного морского течения сталкивающегося с горячим ветром пустыни. В следствии чего, в этой географической точке образуется густой и липкий туман, в котором и терялись карабли, напарываясь на мели и скалы.
Сейчас на берегу покоится брошенное индийское судно. Его постигла та же участь, что и корабли 300 лет назад. Вышедшее из строя рулевое управление и густой туман сделали свое дело. Судно потеряло ориентацию и было выброшено на берег. Владельцы, посчитав стоимость спасения корабля, приняли решение оставить его на берегу. Не сразу намибийское управление по туризму решило использовать его в своих целях, только через 5 лет судно появилось в путеводителях. Берег Скелетов обрел свое истинное значение. Кстати, на протяжении 200 км побережья, есть еще несколько выброшенных судов, но доступ к ним закрыт из-за заповедной территории пустыни. Вдоль дороги тут и там установлены знаки, запрещающие съезд с основной трассы. А встреча с ренджерами грозит неприятностями в виде большого штрафа.

Дальше, на берегу Атлантического океана нас ждал мыс Кейп Кросс с огромной популяцией морских котиков. Еще не видя котиков, мы поняли, что уже рядом — стойкий запах аммиака и тухлятины распространялся далеко вокруг. Но то, что мы увидели – поразило своим размером. Несколько тысяч животных были на берегу, шумели, ругались, спали, и несколько сотен плавали в прибрежных водах. Я не могу себе представить количество рыбы потребляемой этой колонией в определенном месте. Приближаться к котикам не разрешено, но мне удалось потрогать одного спящего. Понятно, почему их яростно истребляют и в наше время. Очень приятный мягкий мех, чуть короче меха норки. Но лучше наблюдать за животными в естественных условиях. Запах через 10 минут стал привычен, а зрелище осталось незабываемым.

Запах котиков и жара сделали свое дело, отъехав 30 км от Кейп Кросса остановились и полезли купаться. Океанские волны довольно суровы и лупят по телу как разлетающиеся листы фанеры. Если зайти в океан довольно просто и быстро, то выйти из него представляется особым приключением, С синяками и ссадинами. Справились все и без особых потереть отправились дальше, оставляя красивый рыбный океан за своей спиной.

Недалеко от мыса с котиками есть заброшенная штольня, заполненная соленой водой, по плотности сравнимой с Мертвым морем в Израиле. Эта точка пока не засветилась ни в каких отчетах и картах, мы отлично провели там время, лежа на зеленой воде и исполняя для фильма различные элементы синхронного плавания. Один участник не смог побороть чувство неизвестности «а что там под водой» и остался на каменном берегу карьера. Заранее припасенная вода, смыла с тела едкую соль. Вокруг шахты с легкостью можно набрать слюды, которую в последний раз я видел только в пробирке на уроке географии в школе. Вообще, минералов в Африке (понял еще с Марокко) сколько хочешь, разные по цвету, плотности, форме кристаллов и другим характеристикам. Рай для коллекционеров увлеченных геологией. Что-то можно найти самому, а что-то купить по совершенно бросовым ценам, или выменять у местных какой-нибудь интересный камешек на банку фасоли, что я и практиковал всю поездку. По возвращению из Марокко оказалось, что цены на хорошие образцы минералов в московских магазинах вырастают, минимум, в 10 раз.

По абсолютно плоскому ландшафту, очень смахивающему на казахские пейзажи, добрались в Национальный природный парк Этоша.
Проделав долгую утомительно-пыльную дорогу, мы расположились в кемпинге в центре парка. Если есть задача экономить, то лучше воспользоваться кемпингами вне парка. Цены за ночевку внутри сравнимы с ночью в хорошем отеле, например, в Берлине. Разница только в том, что здесь вы спите в своей палатке на своей машине и из «няшек» у вас есть туалет и душ в пешей доступности. Ворота кемпинга закрываются в 17:30, а открываются в 06:00, т.е. зверей можно смотреть только днем, а ночью, когда наиболее активны хищники, из парка можно выехать лишь на машине рейнджера, оплатив соответствующую услугу. Стемнело. Мы оформили себе 70ку с гидом и двинули смотреть ночных зверей. Рейнджер рулил Тойотой, мы держали наготове свою аппаратуру. Красный луч из рук гида выхватывал то кусты, то деревья, то колею, то пеньки. Зверей не было. Мы ездили по парку уже час и в нашей копилке «Большой Африканской Пятерки» обещанной в проспекте к экскурсии, набрались лишь кролик, сова и тушкан.
Русские туристы стали откровенно ржать и подшучивать над ренждером, что его несколько не смущало, бизнес есть бизнес. Русская присказка Кузьмича «Звери ушли на дальний кордон» звучит в Африке так «Звери ушли в регион с большей влажностью». Это не мешает иметь заповеднику по красивой сумме с каждой ночной машины, которая катает туристов по «улицам красных фонарей». Обратная дорога в лагерь, а экскурсия по ночному бушу рассчитана ровно на три часа, прошла в формате КВН. Увидев еще одну антилопу и лису, мы наконец-то закончили свою Ночную Большую Пятерку Африки. Две канадские попутчицы недоумевали, ведь они приехали на фото-охоту и оплатили вперед несколько ночных сафари.

Ранние подъемы в лагере, а вставали мы исключительно в 5 утра, так как осенний световой день в Африке короток, а хотелось увидеть побольше, позволяли нам выхватить утренние перемещения зверей. Вот и эта рассветная поездка по заповеднику Этоша порадовала нас жирафами, зебрами, антилопами гну и спрингбоками. Наконец-то, мы почувствовали настоящую дикую Африку! Тысячи туристов слетаются в здешние заповедники для наблюдения. Сувенирные магазины наполнены фото-книгами с немецкими фамилиями на обложке. Фотографы, вооружившись фототехникой по цене отечественного автомобиля, проводят в национальных парках по полгода, что бы потом устроить выставку удачных кадров или выпустить альбом. Я в очередной раз боролся с собой между выбором фото и видео камеры. Большинство кадров не продублировано на оба вида техники, но было очень интересно и увлекательно

Следующей точкой на карте нашего маршрута был небольшой намибийской городок Цумкве, рядом с которым в глубине леса, была расположена деревня бушменов (буш-мен, человек леса, самоназвание племени – сан, т.е. солнце), ведущих свой нехитрый быт по технологиям предков. Да, несколькими днями ранее, нам не удалось получить разрешения на посещение деревни другого племени – химбу. Не так все просто. Через авторитетного представителя в кемпинге, который был знаком с вождем местного племени, за определенную мзду, нам была выделена аудиенция в племени. Набившись в машину «авторитетного» человека мы долго ехали по плохой дороге, пока ее не стало совсем. И тут все заметили лица, выглядывающие между листьев деревьев. Встреча скорее напоминала визит отряда спецназовцев в 7ой класс среднеобразовательной школы.
Бушмены – маленькие люди, не более 40 кг веса, с тонкими костями, маленькими головами. Тыквенная и глиняная посуда, полупрозрачные шкуры вместо белья, хижины из тростника, циновки. Шок. В этой точке встречаются два абсолютно разных мира. Сначала вся наша группа находилась в молчаливом волнении. Но мы догадывались, что данное племя нередко практикует «коммерческие встречи» с туристами и у них уже заготовлен целый ряд показушных мероприятий. Начали с разведения огня. Орудуя маленькими ручками, африканцы ловко крутят палку какого-то дерева, что-то напевая и прищелкивая языком, где-то через три минуты трут начинает дымить и появляется огонь. Русская команда при добыче огня сломала три палки, сила наших рук и плотность дерева не сходились в африканской формуле. Наверное, нам нужно крутить черенок от лопаты, дабы система заработала.

После добычи огня была показана сцена охоты на спрингбока, с соломенным чучелом установленном с краю деревни. Маленькие стрелы, выпущенные из маленького лука ловкими маленькими ручками, вонзались в сноп соломы уверенно и четко. Никому из нас не удалось повторить этот прием. Стрелы летели вправо-влево, вверх-вниз, но ни как не в воображаемую антилопу.

Третьим номером программы были представлены песни и танцы. Очень атмосферно присутствовать внутри события с людьми совершенно другой культуры, из другого мира. Особый ритм, звуки, экспрессия.
Мы расстались на очень хорошей ноте. Мою попытку унести сразу двух бушменок на руках резко пресекли мужчины племени… своим хохотом.
После посещения этого племени в нас долго жила мысль о столкновении цивилизаций, о древней Африке, о современном мире, который разрушает быт и мир бушменов. В праве ли мы проникать туда? Очередная порция Шираза и Шенин Блана развязывала мысли и отпускала их в свободные философские дали.

Потом мы поехали смотреть обычный метеорит, который многие миллионы лет назад прилетел в виде подарка из космоса, а теперь скромно лежит огромным холодным камнем (а на улице плюс тридцать пять) в виде коробка размером 3х5х1 метров. Впечатляет. В составе данного пришельца нашли никель, кобальт и еще какие-то металлы. Да, по ночам его явно пилят, во многих местах видны свежие следы покушений. Метеорит продолжил задавать вопросы в копилку к бушменским. Целый вечер мы проговорили про Мир, Вселенную и Нас здесь, заедающих вкуснейшими африканскими бри и камамберами нежнейшее местное вино. Нам казалось, что мы были аккуратно посередине Космоса всего происходящего. Интересно, это правда?

В Ботсвану!

Представьте себе, глухое место между забором и любым колхозным автосервисом. Куски арматуры, какие-то обрезки труб, разный металлический профиль, сетка рабица, старые ворота, ржавые мятые дорожные знаки. Представили?
А это никакая и не свалка! Опа! Это самое настоящее работающее КПП.
Неспешный маленький нигериец в форме с пагонами без лишних вопросов уверенно бьет штампом по нашим паспортам. Второй высокий и важный в старом облезлом спортивном костюме брызгает из ручного наноса на колеса машин раствор какой-то химии. За 10 минут соблюдены все процедуры и открываются врата в новую страну – в Ботсвану.

Выцветший брезентовый шатер, небольшой хлиплый сарайчик с антикварной мебелью. Кожа ботсванцев темнее чем у нигирийцев. Это замечают все. Работник КПП собирает наши паспорта, просит заполнить миграционные квиточки (между Намибией, Ботсваной и ЮАР заключен экономический союз по типу нашего Россия-Беларусь-Казахстан). Долго ищет места для штампов, очень сильно вжимает штамп в бумагу документа. Но краски нет. У меня на месте ботсванского штампа – красивый уголок из двух красных полосок.
Привет, Ботсвана. Дорога представляет собой глубокую колею в желтом песке. Если в Казахстане ты едешь по колее с песком, то вокруг более-менее твердо, ту тут далеко не так. Песок везде. Выходя из машины проваливаешься минимум на 5 см в планету. Справа и слева густые заросли и часто встречающиеся знаки «Осторожно, слоны!»

А вот это уже интересно! И, буквально, через двадцать километров первый слон! Исполин вываливается на дорогу в 50ти метрах от нас. Я не могу описать то, что было со мной и с другими членами группы. это просто дикий восторг! Слон! Слоняра! Слонище! Огромная махина! Семитонный и живой! С крутыми бивнями и ушами. эдакий шевелящийся садовый домик с мансардой. Ребята, забудьте о зоопарках и цирках – ТОЛЬКО ДИКАЯ ПРИРОДА! Только хардкор! Я против охоты. Как можно убить это создание??! Этим нужно любоваться и думать об устройстве мира и эволюции! Слон настолько могуч и спокоен, что напоминает какого-то философа-силача, который повидал в жизни все и сейчас просто жует листья и никуда уже не спешит.

Про слонов. В 1900 году в Африке, по организованной Английским географическим обществом программе, насчитывалось не менее одного миллиона особей. Повторно вернулись к этому вопросу в 50х годах прошлого века и насчитали уже чуть более полумиллиона. В 2008 году была еще раз инициирована всеафриканская перепись слонов, с обращением во все заповедники континента и соответственные службы всех стран. Печальный результат. В дикой природе слонов осталось не более 100 000. 90% популяции истреблено за период резкой индустриализации Африканских стран.
Еще один интересный факт. В 70х годах итальянские охотники глубоким вечером застрелили огромного слона. Оказалось, что слон имел с детства повреждение хобота. Хобот был полностью атрофирован! Слон без хобота полностью беспомощен. Ни поесть, ни попить, ни в грязевой душ сходить. Оценка внутренностей и бивней слона позволила установить примерный возраст исполина – ему было более пятидесяти лет! Так вот, представляете, какое стадное чувство у этих прекрасных животных. Все стадо кормило, поило и мыла этого слона пятьдесят лет! Ухаживали за собратом! Это сложно представить!!!
Ну и третьий факт. Современные ученые наблюдатели набирают интересную статистику, что с каждым годом слонов, рожденных без бивней, становится все больше и больше. Неужели природа включила собственный механизм защиты? (огромный 2х метровый бивень слона на подставке в сувенирном магазине стоит 1300 долларов США)
Деятельность людей резко ухудшает качество жизни животных, вытесняет их с привычных территорий, ограничивает перемещения. Сейчас только несколько стран (ЮАР, Ботсвана, Танзания и Кения) имеют специальные государственные программы по сохранению популяции этих красивых и самых больших сухопутных животных. А ведь в Африке на грани вымирания находятся еще и другие животные. Кстати, носорогов видели всего два раза за всю поездку. Интересно поискать данные по их популяции. Доживем ли мы до новости «В Африке умер последний слон»? На самом деле, страшно.
Буквально через пару дней мы привыкли и к зебрам, и к жирафам, и тем более к различным стайкам антилоп вдоль дорог. Не говорите мне, что эволюционная система создала жирафа. Этому бедняге приходится так раскорячиться, чтобы попить, что эволюционная линейка рассыпается в пух и прах. Всю дорогу только встреча со слонами вызывала у нас восторг и восхищение. Для фото-охоты в Африке нужно иметь серьезные ЗУМ объективы, кучу времени и денег на рендежров, которые помогут с поиском зверья. Я же снимал зверей в основном на видео, т.к. они быстро отходили от дороги, меняли дислокацию, ну и 20ти кратный зум на камере позволял выхватить интересные кадры.

Так мы и ехали с бесконечными фото-видео-остановками. К вечеру очередного дня мы добрались до воды — дельты реки Окованго. Это единственная дельта из которой вода не попадает ни в какое море или океан. Она просто исчезает здесь. Территория представляет собой огромный тростниковый лиман площадью около 20 000 квадратных километров. Примерно как Словения, или в период большой воды как Македония. Просто огромная заболоченная территория. Молниеносно договариваемся с местными о закатной прогулке по воде. Часть нашего экипажа забирается на крышу лодки и взирает от туда на просторы. В лучах закатного солнца железная лодка практически летит над водой, облака сливаются со своими отражениями в воде, а закатные лучи добавляют в этот коктейль нотки страсти и огня. Еще одно яркое впечатление попало в копилку. Уже возвращаясь в сумерках в сторону нашего лагеря, мы встречаем группу приятных бегемотов. Они замерли, напоминая огромные карельские валуны, торчащие из воды. Их выдавали только ноздри, выпученные глаза и шевелящиеся на 360 градусов уши. Не тревожа африканских исполинов, мы добрались до лагеря (он был буквально у воды) и принялись жарить барбекю. Звезды были яркими, темы разговоров пронзительными. Ночью, лежа в палатке на крыше пикапа, все слышали громкие похрюкивания и исполинскую поступь. Всю ночь, как мотыльки, вокруг лагеря кружили бегемоты.

Походный быт в Африке мало чем отличается от подобного времяпрепровождения, например, в Монголии. Та же газовая горелка, те же угли. Практически каждый день к нашему столу подавалось дымящиеся телятина и свинина, мы тушили свежие овощи, придумывали всевозможные вкусняшки, баловались фруктами. Сгущенки, откровенно, не хватало! Не могу не упомянуть о глубоком погружении в винные традиции стран Южной Африки. Терруар местных напитков каждый вечер наполнял чувством расслабленности даже воздух в нашем лагере. А традиционный завтрак из яичницы, йогуртов и свежих фруктов побуждали нас к новым свершениям.

Прогулка на катере по ботсванской реке Окаванго.

Зимбабве, о, Зимбабве
Огромное количество африканских фур столпилось на границе Ботсвана-Зимбабве, попахивало откровенным бардаком. Не без труда мы прошли очередной рубеж (виза в Зимбабве для россиян стоит 30 американских долларов + платное оформление ввоза автомобиля и страховка). Люди становятся еще темнее. Белые ровные зубы таможенника говорят нам о его крепком здоровье, а красно-желтые глаза утверждают обратное. Риск подцепить здесь гепатит, малярию и желтую лихорадку, сильно возрастает. Но мы исправно пьем профилактические таблетки и моем руки с мылом.

Я повидал практически все водопады Исландии и Патагонии, но водопад Виктория на реке Замбези безапелляционно забрал себе главную Корону всех водопадов. Килотонны воды падают со стометровой высоты, поднимая вверх кубометры водяной взвеси. Без дождевика в период высокой воды подход к водопаду просто невозможен. Из-за огромного облако водяного тумана кажется, что вода идет по телу снизу вверх. Что если сначала намылить ноги, постояв на смотровой площадке минут 5, пена поднимется вверх по телу, и ты будешь абсолютно чист. Созерцание такого мощного явления природы хорошо почистило мозги всем участникам. Пишу про водопад малою, нужно смотреть своими глазами. Невозможно четко описать увиденное.

Так как поджимали сроки, на территорию Замбии решили не ехать. Мы двинули туда пешком без паспортного оформления. Это можно сделать, просто пройдя по мосту над Замбези, посередине которого проведена белая черта, обозначающая границы двух стран.

Мы отправились на вечернее плавание по Замбези, снова видели бегемотов и даже дремлющих крокодилов. На вопрос о статистике съеденных крокодилами людей в Зимбабве, спокойный капитан спокойно ответил: «Что ты! Да разве кто-то считает!»

Утром потратили кучу денег на сувенирных рынках. Главным аргументом снижения цены на товар у нас была фраза «А в Москве есть большой африканский магазин, там это стоит .(и называется цена в два раза меньшая от называемой продавцом)». Наступает сильная пауза и недоумение с африканской стороны. Тут предлагается своя цену. Торопиться не надо! Сделка состоится лишь после вашего выхода из рынка. Группа торгашей, каждый со своим товаром, обязательно вас догонит и согласится на предложенную вами цену. А что везти из Южной Африки? Шкуры, деревянные фигурки животных, панно, тарелки, блюда различной формы, маски, бижутерию и ткани.магниты, как и везде, сделаны исключительно в Китае.

Небольшой сюрприз ждал меня в отеле по возвращению с водопада. Зайдя в свой номер, который мы сняли на две ночи и уже провели одну, я не обнаружил ни единой вещи, которая бы напоминала мне о моем присутствии здесь. Бесконечные зарядки от камер, аккумуляторы, рации. зубная щетка, трусы и носки.ничего! Я в недоумении иду на ресепшн, развожу руки. Веселая и приятная африканочка с большими амбициями (ну, вы понимаете), которая подмигивала мне весь прошлый ужин из-за стойки, улыбаясь проводит меня в коморку и объясняет мне, что она сложила все мои вещи своими заботливыми руками и приглашает меня к себе домой, где хочет. побыть моей подругой за деньги. Ну как бы вот тебе и тортик, вот тебе и вишенка. Каждый второй темнокожий африканец является переносчиком множества заболеваний, которые даже не выявляются европейскими анализ-тестами. Понятно, что вкус африканского десерта так и остался для меня неизвестным. Да и фотографию самой вишенки сделать не удалось. Шарон, ее звали Шарон, расстроилась так сильно и резко, что молниеносно скрылась в дебрях служебных дверей. Русский оловянный солдатик выстоял на африканской жаре.
Следующим утром, выезжая из отеля, я услышал приятные звуки маримбы. Я обожаю этническую музыку и сразу пошел на звук. Африканцы колотили палками по шести видами маримб разных форм и размеров, извлекая истинный звук их рода и крови. Не с первого раза они позволили мне встать за один из инструментов и поиграть с ними. Так как с музыкой я «на ты», то результат совместного выступления порадовал не только проходящих мимо туристов и моих товарищей, но и сильно удивил музыкантов. Они в недоумении подписывали мне свой диск, музыка из которого обязательно попадет в фильм об Африке!

Дороги в Зимбабве гораздо лучше ботсванских. По обочинам полно людей что-то активно продающих и показывающих какие-то банки проезжающим автомобилям. Мы не выдержали уже пятую рекламную акцию местных и остановились.Червяков! Они продают сушеных черных червяков! Называя их катерпиллерами и изображая как могут, что это очень вкусно. На ощупь гусеницы похожи на куски засохшей резины, размером с небольшой стручок гороха. Вкус так и остался для нас загадкой. В оставшиеся дни мы замечали, что катерпиллеры активно продаются в различной обсыпке и кляре всевозможных цветов. Катерпиллер со вкусом клубники обязательно дождется меня в следующий раз.

Догадка про веселость местного населения. В жарком влажном климате, где ночью по телу ползают сороконожки и ядовитые пауки, кусают малярийные комары и мухи Це-Це, из джунглей доносится рык львов и выползают змеи, где мыться можно только в реке с крокодилами. Короче, если утром в глазу не обнаружил червяка, а к ночи никто не откусил ногу – радуйся, жизнь прекрасна! Улыбаются все, и стар и млад. Африка, конечна, очень позитивна!

Дороги Зимбабве просто полны полицейских постов. Представьте себе трассу, на протяжении которой нет ни одного населенного пункта, нет каких-либо перекрестков и людей. Буш, по границе дороги нескончаемый буш. Новым машинам на дороге попросту не откуда взяться. Так вот, на протяжении всей дороги (а мы ехали в сторону ЮАР), каждые 10 км стоит полицейский пост. Дорога перегорожена пластиковыми конусами, по обочинам стоят по 6-8 мужчин и женщин, одетых в несвежую форму и обувь красного цвета. Красные высокие ботики – это обязательный атрибут служителя закона. Эдакий символ власти, который владелец содержит в чистоте и блеске! Нашу колонну из трех машин останавливают каждые 15 минут (общее количество остановок за два дня перевалило за двадцать). Начинается внешний осмотр автомобилей, пассажиров и доскональное изучение документов. На каждом посту нам выписывается новый штраф. Неспешно окучивается сразу три машины!
Зимбабвийские полицейские строго следуют заранее согласованному между всеми постами правилу: одна остановка – один штраф. Это обеспечивает работой все нелепые посты на протяжении всей дороги! Протоколы из нашей поездки, считай количество остановок: нет белых светоотражающих полос на переднем бампере, нет красных светоотражающих полос на заднем бампере, грязные фары головного света, стоп-сигналы в пыли, перегорела лампочка номера, перегорела лампа габарита, нет второго знака аварийной остановки, нет огнетушителя, нет светоотражающего жилета, нет аптечки. За каждое выявленное нарушение новый инспектор в обмен на выписанный протокол требует на месте двадцать американских долларов. Но после переговоров сумма снижается до 15 и даже до 10. После третьей подобной остановки мы попросили инспектора выписать ВСЕ протоколы и взять ВСЕ штрафы за ВСЕ нарушения, но не тут-то было! Строгач! Занавес!
Одна остановка – один протокол.
Данные полицейские процедуры сильно влияют на скорость передвижения по стране. Мы туристы на прокатных машинах и знать не знаем о надобности светоотражающих наклеек! А с плохими дорогами выписывать штраф за перегоревший габарит и стоп-сигналы в пыли. Треш! До сих пор для всех участников экспедиции осталось загадкой подобная схема работы. Но бюджет Зимбабве был пополнен достаточно прилично.

Терруар в ЮАР
Вечерний переход границы не занял много времени. Юарская таможенница с большой куриной ногой во рту проводила нас до нужного окна. Клац-клац, и вот уже въездной штамп четвертой страны в паспорте. С марта 2017 года ЮАР отменила визы для россиян.
КПП находится на реке Лимпопо! Река детства всех советских школьников. Но вместо Айболита и его помощников мы видим по обочинам нищету и горы мусора.
Первый раз за всю поездку по Африке мы едем по хорошему европейскому автобану с разметкой и отбойниками. Самая богатая страна Африки, все ясно. На первом месте в ЮАР горнодобывающая промышленность, потом пищевая, а потом и автомобильная. Здесь собирают праворульные БМВ, Тойоты и Форды. Уровень инфляции в стране последние 15 лет составляет не более 5% в год. Зависть.

Повторилась марокканская история. Перед моим выездом в Марокко на пляже Легзира рухнула одна из красивых арок. Самый большой баобаб в мире (обхват 45 метров) с баром внутри…развалился за 2 недели до старта южноафриканской экспедиции…баобабу по разным оценкам было от 1500 до 1800 лет. Но мы все равно заехали посмотреть на этого исполина. Впечатляет. Древесина баобаба рыхлая, напоминает трухлявую березу. Для поделок и построек не годится, горит тоже так себе. Самое интересное, что кора баобаба напоминает слоновью шкуру и это мне не кажется странным. Гигант под тяжестью своих веток и лопнул. Оказалось, что этим страдают все большие баобабы, и это для них нормально. Лет через 500 он зарастет и примет прежнюю форму.

Затариваясь в очередном супермаркете продуктами на оставшуюся часть приключения, была предпринята попытка посещения общественного туалета. Вход – 2 руанда (10 рублей). Вернулись за мелочью. Оказалось, для белых вход бесплатный. Рудименты прошлых лет, наследие апартеида. Кстати, отмена апартеида в 1994 году привело ЮАР к большой экономической катастрофе. Бесконтрольное уничтожение промышленности и сельского хозяйства сразу вывело за черту бедности более трети населения страны. Сейчас же в самой южной стране Африки работает 110 аэропортов. После этого факта уже ничего не надо объяснять далее.

Самый большой и классный заповедник в ЮАР — Парк Крюгера, созданный в далеком 1884 году. Этот факт охраны диких животных и предоставления им огромных открытых территорий позволил сохранить популяции практически всех видов в первозданной среде обитания. По парку проложены асфальтные и грунтовые дорожки, съезд с которых строго запрещен, как и выход из автомобиля.
Территория парка объединена с нацпаркками Зимбабе, Мозамбика, Танзании и Кении, что позволяет животным осуществлять естественные миграции на огромных территориях и находится под определенной защитой от браконьеров. Здесь мы впервые увидели буйволов и носорогов. В эту экспедицию, как мы не старались, в наши объективы не попали львы и леопарды. Что ж, есть хороший повод вернуться.
Последнюю ночь было решено провести внутри парка. Железная табличка на туалете требовала строго-настрого убирать все продукты со столов и предупреждала, что ночью на территорию кемпинга возможны проникновения гиен и другой живности. Естественно, гиены пришли и сильно орали. Было жутко, но мы отвечали им в темноту на уверенном русском. Только на последнюю четырнадцатую ночь пути все участники получили отличное обоснование расположению палатки на крыше.

До свидания, Африка!
За плечами 5300 километров. Непростых и интересных дорог по Южной Африке. Племя химба в Намибии, тсвану и гереро в Ботсване, маника и шона в Зимбабве, кунда и бемба в Замби, педи и тсвана в ЮАР… Сколько еще племен мы не увидели? Сколько не узнали? Что будет с этими людьми через 10-50 лет? Вправе ли мы погружать их в свой придуманный мир айфонов и таблеток? Заставлять их носить брюки и работать за бумажки с портретами? А звери? Куда деваться им? Все новые и новые заборы строит человек. Новые дороги и линии электропередач. Придумывает новые назначения для природных земель. Внедряя новую жизнь, новые правила. Вопросов больше чем ответов.

Африка, ты в очередной раз проложила по моему сердцу грунтовку, по которой нестерпимо хочется ехать снова и снова, глядя на улыбающихся людей и величественных слонов, объезжать жирафов и зебр, слушать хрюкание носорогов, дышать твоим сладким воздухом и притормозить наконец у старого баобаба и под глоток вкусного кофе наблюдать очередной нестерпимый по красоте закат.
Африка, я твой.
© Май 2017, Сергей Лысенко
www.LS78.ru