Формат:
210

2017.10.10-13.11 Второй раз в Марокко [авто]

— Добрый день. Меня зовут Ардак. Я прочитал ваш отчёт, я под сильным впечатлением. Нашел ваш номер телефона в интернете. Извините, а вы ещё раз в поедете в экспедицию в Марокко?
Звонок с таким содержанием я получил на второй день после публикации отчета о своём путешествии в Марокко-2016.
Не раздумывая, на автомате, по зову сердца и души я ответил: Да! Поеду! Привет.

План экспедиции на 2017 созрел буквально за пару недель после этого звонка. Хотелось побывать там где я не был в первую поездку, подольше побыть в пустыне, уделить вниманию городам…
Поиск попутчиков за полгода не дал никаких результатов, я отработал шестьдесят входящих обращений в почту и по телефону, вёл диалоги, рассказывал и отправлял фотографии. И чем больше я рассказывал о Марокко тем сильнее мне хотелось туда попасть снова. Интересным опытом стал поиск спонсоров и технических партнеров на эту экспедицию. Первым откликнулись ребята из Тольятти — производители палатки на крышу YUAGO. Из Москвы до Тольятти 1100 км, через два дня я возвращался домой с палаткой. Договорились о большом тест-драйве палатки в условиях экспедиции в Африку. Вторым контактом стала фирма ОГРИЛЬ, производитель мобильных газовых грилей. Получил по разнарядке гриль, на котором готовили в Марокко различные вкусняшки. Уже перед экспедицией на меня вышла компания RAVENOL, производитель ГСМ — материалов, которая обеспечила всеми техническими жидкостями для проведения большого ТО и максимальной замены всего на RAVENOL. И уже в уходящий поезд запрыгнула фирма БЕРКУТ, предоставляющая мне на тест компрессор, походный душ, бензонасос для канистры и мини-мойку. Технический партнёр предоставляет продукцию и материалы, спонсор — денежные средства. Спонсоров найти не удалось. Но и такая четырехкратная поддержка полезными мужскими игрушками вселяет дополнительную уверенность в реализации собственной идеи.
Первым попутчиком стал Ардак Барменов из Астаны (автор первого звонка). Сначала он очень хотел добраться до Марокко на своей машине, но препоной стало получение виз, он не смог реализовать эту идею и прилетел на марокканскую часть. Вторым стал Леонид Литвинович, который подписался освободить меня от руля в поездке, предоставив мне время на творческие фото и видео зарисовки. Третьим участником стал Алексей Ярош, обсуждавший со мной в 2005 году возможность экспедиции в Марокко, который просто не смог сейчас пройти мимо этой идеи.
Большое регламентное ТО на машину, сборы, подготовка фото-видео оборудования…и старт!

Стандартный путь в Европу по Минскому шоссе утыканному камерами, аккуратно, неспешно на круиз-контроле. За 13 часов сквозь дожди мы добрались до Бреста. На КПП «Варшавский мост» уперлись в огромную пробку. Понимая, что тут мы простоим долго, принимаем решение двигать в сторону КПП «Домачево». Сразу же нам преграждает дорогу неновый мерседес, из которого выскакивает мужчина и очень вежливо объясняет нам, что сейчас границу менее чем за 10 часов пройти невозможно, но он готов помочь за 120 евро организовать проезд без очереди. Мы вежливо отказали и через 40 км вкатились на территорию КПП «Домачево». Заранее заполненные декларации вручили работнице таможенной службы, чем сильно её удивили. Она вернулась через 20 минут. Конечно, вне сомнений,будем переписывать! Мы заранее настроились на такой расклад. Расспросила какой товар мы везём. Мы сказали, что это бу туристическое снаряжение. — Это тоже товар, — холодно заметила девушка в погонах. Она объяснила, что должен быть вписан каждый номер цифровой техники. Её возмутило слово «кухонная утварь, 12 кг». Рекомендовала прописать все до каждой единицы…вдруг мы повезём обратно контрабандные 6 ложек…не перестаю удивляться подобному отношению к путешественникам! Кроме впечатлений мы ничего не везём обратно! Полные рюкзаки эмоций, ящики мыслей и боксы настроений. Прохождение белорусской стороны заняло 2,5 часа. Поляки справились за 1,5. КПП не загружен, местных бензин-сигарет-курьеров не замечено. Докатились до любимого мной польского придорожного отеля с вкусной и недорогой столовой. За первый день прошли 1150 км. По супу и спать. Я ждал своей очереди в ванну, отвечал на вопросы в тревел-чате путешествия (кстати, в нем за 2 дня работы набралось 112 человек).

В общем, утром второго дня проснулся с телефоном в руке. Душ, завтрак, шутки друзей и мы снова в дороге.
Быстрый авторитарный консилиум и мы целый день на скорости 100км/ч катим до приграничного городка Згожелец, проезжая по пути Варшаву и Вроцлав. Вкусный обед в придорожном гриль баре. Осень, отличная дорога…
Средняя стоимость литра дизеля в Европе — 86р.
Запланированный пробег 750 км до границы с Германией осилили за 9 часов движения. Краковская колбаска, сыр, хлебушек и фрукты заменили нам ужин. Спали очень хорошо. Следующий день, немецкий день, от польско-немецкой границы до Штутгарта провели в очень спокойном режиме. Отличные дороги, прекрасное топливо и платные туалеты . Только на третий день пути мы увидели ясное голубое небо, время дождя прошло. Потихоньку наступает время шорт, за бортом было +18.
Прошли 600 км и к 19:00 были в городке моего друга по экспедиции в Патагонии (2014). Объятия, подарки…и мы в настоящем немецком ресторанчике для своих. Шницель, картофель-салат…и напитки…напитки…Петер помогал ребятам знакомиться с культурой Германии и в какой-то момент мои друзья стали понимать немецкие слова без моего перевода. Поборов по огромной немецкой порции, мы двинулись в сторону гест-хауса, где собирались провести ночь. Но в машине было так весело и дружно, как в Макдональдсе, что мы свернули пораньше в «один хороший греческий бар», где и продолжилось веселье. Сразу нарисовалась гитара, я спел песен пять, в баре было человек десять и вдруг, робко и по польски спросили из дальнего угла «а белые Розы знаешь?». Русско-Польский хор в греческом кафе заполненном немцами… Культурная экспедиция. Танцуют все! Концерт по заявками продолжался 2 часа. Расставались родственниками. Пока ехали до хостела Лео долго пытался перевести «кукуруза» на английский. «Маис» его не устраивало и он ввёл в обиход слово «початкос», как бы намекая всем нам о мексиканском происхождении этой сельхоз.культуры.
Утром четвёртого дня Петер накормил завтраком и, договорившись о совместной экспедиции Монголия 2018 , мы поехали в музей Мерседес в Штутгард. Если сказать, что музей понравился — это ничего не сказать!!! Всем любителям автомобилей — здесь нужно побывать. Как заворожённые сделали два круга по музею (вынесу в отдельный репортаж). Очень понравилось музыкальное сопровождение на стендах…детали описывать не буду, побывайте сами.
После Штутгарта добрались до Швейцарии. И ещё у одного моего Комрада Клеменса по экспедициям отведали швейцарских сыров. Прекрасен мир хороших людей. Спасибо вам, друзья!

Уже темным вечером этого дня мы стояли у закрытых ворот фермы под Миланом, где я останавливался в поездке Марокко-2016. Беглый осмотр местности показал, что если ворота не откроются, то пара палаток легко разместится в соседних кустах, но более пристальное исследование открыло дырку в заборе куда я и проник. Долго стучал и в ответ услышал недоброе ворчание, что чекин должен быть до 21:00…вежливо объяснил, что невозможно рассчитать точное время прибытия из Москвы, особенно, если едешь на машине. Уже через 20 минут после заселения Лёша с Леней пили вино и на О-Гриле жарили купленный по дороге в супермаркете шашлык. Огромный балкон с шикарным видом располагал к живой музыке и я расчехлил гитару. Следующий день мы провели в Маранелло (накрутив 400 км) в музее Феррари. Мечта всех мальчиков — красный спортивный автомобиль. Красиво, очень классные тачки! Недалёко от Маранелло есть музей Ламборджини, но он остаётся для посещения на третью экспедицию в Марокко вместе с музеем Порше в Штутгарте.

Вечером снова были горгонзола, моцарела и пармезан с Вином. Алекс предупредил нас, что после первой бутылки он веселый, после второй уходит спать , а после третьей у него обычно бывает секс. Мы с Леней переглянулись и решили, что третья бутылка всегда будет переходить на завтра, дабы не возникало непредвиденных чрезвычайных ситуаций. Лошадки, барбекю, музыка, ласковое итальянское солнышко…под этот оркестр мы помыли машины портативной мойкой Беркут, подготовили сумки к погрузке на паром. План был такой:
холодильник+газ.плитка+продукты = здоровое питание на пароме. Конечно, пользоваться на пароме газовой плиткой запрещено, но если хочется прилично сэкономить и на 48 часов обеспечить трёх мужиков питанием, то можно.
От Милана до Генуи порядка 150 км, которые мы спокойно прошли в темноте и были в зоне погрузки уже к 7ми утра.

Упомяну небольшое приключение, которое случилось с нашими билетами на паром, купленными за 5 месяцев до экспедиции. За неделю до старта Алекс получает смс на итальянском, что его билет на паром аннулирован. Я ничего не получаю! Ладони вспотели первый раз. Только с помощью итальянских друзей удалось решить вопрос с переносом даты отправления парома. Нам подходила одна дата — 16 октября (изначальная дата старта 14.10). Вроде бы все решилось. Заезжаем под шлагбаумы порта. Моя машина заходит первой, я получаю все необходимые билеты на машину и билеты на каюту. Лёша говорит в рацию, что его билетов нет. Ладони вспотели второй раз. Поднимаемся молча по долгим железным лестницам, тревога. Но девушка в кассе молча, постучав по клавишам, распечатывает билеты на вторую машину и Лешину каюту…отлегло.
Паркинг представлял из себя сборище старых машин с не менее старыми марокканцами, которые везли в сторону Африки всякий хлам отслуживший своё в Европе. Были и европейцы на кемперах и подготовленных джипах. Мило общались со всеми. Познакомились с темнокожим Юсуфом. Он двигался на стареньком раздолбанном пикапе Тата, загруженным сверхнормы минимум в два раза. Оказалось, что сенегалец, отправляется в Италию, покупает убитую машину, набивает её хламом и отправляется в долгий путь домой. Реализует все это на рынке в Дакаре, часть денег оставляет своей семье и оправляется в очередной рейс. Не ноет о политике государства, глобализации и прочем. Он делает своё дело — кормит свою семью.
Дыхание Марокко и других североафриканских стран уже чувствовалось на этой парковке.

Аккуратно и быстро прошли паспортный контроль, получили выездные штампы и загрузились на паром. Об оплаченной большой каюте на отменённом пароме можно было и не мечтать, поэтому втроём расселились по двум каютам, размером с вагонное купе. Ребята переживали за старт, сдобрили долгий путь очередным красным, капитан йокнул и мы вышли в море…солнце, волны, большой белый корабль…итальянские чайки проводили нас своими криками…Чао, Италия! Ариведерчи!
Как говорит одна Африканская поговорка: Пирога отчалила от берега. Здесь, с отправкой парома, и началась экспедиция! За морем уже Африка!
Паром вышел из Генуэзского залива, прошёл по Лигурийскому морю и сделал остановку в Барселоне. Далее по водам Болеарского моря мы добрались до моря Альборан и Гибралтарского пролива, почувствовали мощный ветер с Атлантического океана и пришвартовались уже на Африканском континенте.
Питание трёх особей мужского пола на пароме блистало вкуснотой и разнообразием. Мы заваривали тайскую лапшу и чай, варили тыквенные равиоли в грибном супе, закидывали равиоли с прошутто котто в куриный бульон, ребята запивали все это вкуснейшим итальянским красным. А так же, баловали свои вкусовые рецепторы лимончеллой и биррой. Газовая плиточка аккуратно пыхтела в душевом поддоне, что не вызвало никаких нареканий со стороны команды парома. Лишь сильнейшие вкусовые атаки запахом на людей из соседних кают вызывали в их глазах хитрое и завистливое понимание.
Погода шептала, после итальянского солнца на палубе нас принялось жарить испанское, которое в свою очередь передало нас в руки марокканскому…
За обсуждением планов экспедиции над картами, питанием и просмотром фильмов в фойе с обязательным дневным сном,за каких-то 48 часов мы из Италии добрались до Африки!

Африка, привет! Африка, салю!
Ребята возвращаются с палубы…мокрые. На Гибралтаре идёт сильнейший дождь.
— Это точно Марокко? Серёжа, ты вроде в Исландию хотел, не перепутал ничего? — прикалывается Лео в мокрой одеждой, и думает поменять сандали на резиновые сапоги.
Действительно, совершенно нетипичная погода для этого времени и этого места.
Быстрая выгрузка с парома с непонятной и непередаваемой арабской суетой, когда машины из чрева парома на выезд разворачиваются не по одной, а сразу все, друг другу мешая и не переставая сигналя. Автомобили, лишенные катализаторов, заводятся за долго до возможности выехать с закрытой палубы и накачивают внутри парома гнетущее амбре.

Африка! Второй раз колеса моего авто касаются Черного континента!
Встаём в пробку у КПП, в которой соблюдаются все лучшие Арабские решения. Это бегающие из ряда в ряд пограничники и таможенники, куча бумажек, суета в стиле «дайте я пролезу». За 2 часа под моросящим дождем мы получили заветные ввозные декларации на автомобили с печатями. Ещё два часа по очень плохой дороге и через 120 км въезжаем в кемпинг возле города Шефшауэн. Невозможно выйти из машины, дождь специально дождался нашего приезда и работал теперь на полную мощь. Быстро оформляемся и видим в кемпинге сарай, выкрашенный синей краской. Бегу на въезд, пустите мол. Да, дополнительные деньги.
Ок-Ок! И мы получаем ключ от филиала дворца короля Марокко. Тут тебе и фанерная кровать с леопардовым покрывалом, и длинная восточная подушка и старинная мебель. Лео спал на пяти пенках в углу. Утром первым побежал мыться, тревожась за состояние своего эпидермиса. Русского туриста, да ещё и с опытом, невозможно вогнать в пике. У него всегда есть решения на все возможные случаи. В былые времена наши соотечественники самодельными кипятильниками из спичек и двух лезвий с проводами сожгли не одну розетку в иностранных отелях, вводя в недоумение персонал. Мы же достали бывалую газовую плитку и совершено спокойно и горячо позавтракали.
А дождь так и лил. По кемпингу неслись грязевые потоки с гор. Кто в Марокко думает о водоотведения, если дождь бывает два раза в год? Шефшауэн проехали насквозь, что бы не промокнуть, бродя по старинным синим улочкам. Город обязательно откроется нам в следующий визит.

По горным дорожкам добрались до Феса. Но и там дождь не прекратился и даже не утратил свою мощь.
— Рашен, Рашен, Рашен! — орет сквозь дождь поравнявшийся с нами мотоциклист!
— Рашен супер вери найс Бьютифул пипл! — струи дождя сбегают по его смуглому лицу. Жестом показываем ему «покушать», он в ответ машет «за мной». Приезжаем на городскую площадь. По периметру расположены мясные лавки, туши баранов и телят, живые и неживые куры, верблюжьи желудки на крюках, гирлянды кишок и гантели берцовых костей… Выбирай что по душе.
Ахмет помог выбрать куриное мясо и фарш, из которого тут же при нас, на соседнем столе из нержавейке вылепили кебаб и сделали на углях шашлык. Много лука, овощи, дождь льет стеной, а мы, едим мясо, запиваем марокканским мятным чаем, познаем местный быт!

Потом двинули в сторону Бени Меляль. Дождь остался позади, отрывались от него часа три…но вместо кемпинга мы увидели перед собой …парковку супермаркета…сюрприз. На карте стоит символ «кемпинг», по факту «парковка»… Покружив по ночному городу втыкаемся в отель. Ну, отель так отель, шиканем! Оказывается, цены в кафе при отеле не очень-то и для нас. А в Марокко мы приехали не деньгами сорить. Снова стандартная схема-выручалка в виде портативной газовой плитки, сумки с посудой и холодильником с продуктами. Схема работает, т.е. кормит нас ужином и завтраком за какие-то смешные деньги.

Забавный диалог на ресепшн.
— У вас курят? – строго спросил Лео.
— Нет. – уверенно ответил худощавый и высокий работник отеля.
— Супер. Мы не курим. Мы против курения.
— Да, да. У нас не курят. Дон вори. – улыбаясь и кланяясь отвечает рецепшеонист После оформления анкет поселенцев и ксерокса каждого паспорта с переписью номера марокканской визы(ненавижу бюрократию), еще вопрос:
— А где у вас лифт? – глядя на количество сумок, спрашивает Алекс
— Лифта нет. Извините. Пешком. – получаем смущенный ответ
— У нас же 4 этаж. Пешком? – удивляюсь вслух сам
— Я помогу вам поднять сумки, — услужливо пытается помочь работник ресепшн…
Леня делает шаг в сторону за колонну и…упирается в лифт.
— Вот же лифт, — говорит он на английском арабу.
— Да, это лифт, — говорит араб и нажимает кнопку вызова.
Заходим в номер. Атмосфера арабской роскоши, золотые обои и стразы размером с кулак на всех стенах и деталях мебели. Но пахнет куревом.
— Тут курили?
— Да, вот пепельница, — снова услужливо отвечает работник сферы гостеприимства.

Ржем до упаду. Огромные стразы сияют из плюшевой обивки стены…потихоньку приходит понимание происходящего в холле…вполне себе современные марокканки, а дальше вы поняли. Да, в Марокко курят все!
Разрезаем очередной нереально вкусный гранат и открываем очередной шикарный продуктовый набор походника. Овощи, оливковое масло, макароны, соус…в общем, не зря заезжали в Италии в супермаркет! А ребята с радостью допивают вкусное красное тосканское…

Мчим 90км/ч по платной дороге в Касабаланку, сегодня должен прилететь Ардак из Казахстана, четвёртый участник нашей вылазки в Марокко. 200 км за 3 часа с неспешной остановкой на второй завтрак. Перед аэропортом заезжаем в огромный гипермаркет и покупаем недостающие продукты. В закутке маркета обнаруживаем винный отдел с охранником, марокканцы покупают вино и пиво. Миф о дороговизне алкоголя в этой стране развенчан.
— Рашен?! Аэропорт клозет. Но Тикет, но ентрас!!! — неприятный работник полиции выталкивает нас из аэропорта. Никакие объяснения, что нам нужно поменять деньги и встретить друга, не проходят. Возвращаемся к этому входу через 10 минут.
— Рашен? Велком! — заглядывая в паспорта, приятным жестом пропускает нас другой полицейский.

Ардак прилетел по расписанию, оформив симкарты для Интернета, возвращаемся в Бени-Меляль, где оставили вторую машину. Отъезжаем в нужную нам сторону на 60 км от города, кемпинга, указанного на карте, снова нет! Это был уже третий прокол навигации. Кемпинги закрываются, но на картах они еще обозначены, даже имеют какие-то рейтинги… Волевым решением отправляю группу в «ночной дозор» на преодоление горного перевала до следующего кемпинга. Вариантов других нет. 150 км проезжаем за 3 часа и уже в полночь вваливаемся на парковку какого-то полузаброшенного кемпинга. Душевые кабины РАЗРУШЕНЫ, но в раковинах вода есть. Мыться надо. Греем воду «до теплого», опускаем мини душ SMART WASHER в канистру-рукомойник (а заряжаю я всю технику заранее еще дома до выезда, кстати, душ заряжается от USB!!!) и вуа ля, четыре потных мужика, не стесняясь друг друга и спящих в своих бусах европенсов, в полной темноте (освещения в кемпинге тоже нет), освежаются после долгой дороги. Газовые фонари, итальянские равиоли в грибном соусе, свежие овощи, ударная доза гранат…было вкусно Как оказалось, после ночной разведки, вторая часть кемпинга полона итальянских джипов с открывающимися крышами, но рассмотреть их не удалось — они умчались с первыми лучами солнца.

С паузами на видеосъемки и фототочки добираемся до Мерзуги. Конечно же, пообедали кебабами на мобильном гриле с видом на прекрасное озеро. Достать, раскрыть ножки и вставить газовый баллон…ну две минуты, еще через две решетка гриля прогрета – можно жарить. Быстро, удобно, вкусно.

С паузами на видеосъемки и фототочки добираемся до Мерзуги. Здравствуй, Сахара…упираемся колёсами в дюны. П р и е х а л и!

Весь следующий день мотаемся по дюнам Мерзуги, то набирая скорость, то медленно переваливаясь через гребни барханов. Полный привод и спущенные колеса до 0.8 атм помогают чувствовать себя достаточно уверенно на поверхности пустыни. Изгибы дюн, что может быть прекраснее созданного Природой? В общем, кто не катался по дюнам — восполните, пожалуйста, этот пробел. Алекс буквально в голос орет из машины, выписывая арабскую вязь по дюнам различной высоты и красивейших изгибов. Вы не пробовали такого? Восполните, пожалуйста, этот пробел!

Нас принимает берберская семья, живущая тут же, как я понимаю, на доходы полученные от туристов. С удовольствием пьем у них берберский чай, и Алекс, по своей широкой душе, обращает местных ребятишек в оранжевую веру, одевая всех в футболки с вертолетом. Детские улыбки на чумазых лицах и благодарные глаза матерей. Перед шатром на топчане выложены найденные в пустыне красивые камни, окаменелости и минералы…выбираем несколько, отдают так, за футболки.

Перекусываем кебабами, достав их из холодильника (в пустыне-то!)… и снова мобильный газовый гриль нас выручает. Буквально 7 минут и мы даже угощаем шашлычком любопытного худого и высокого с высохшим лицом погонщика верблюдов. Откуда он идет, куда он идет вслед пяти черным верблюдам…интересная жизнь…довольный, запивает все колой, со знанием дела осматривает красную чудо-ракушку гриля, просит газовый баллон (получает новый), благодарит и отправляется по своим пустынным делам…

Посреди дюн, в низине, натыкаемся на конструкцию из жердей и старых покрышек. «Хасси» по-арабски — колодец. Буквально на глубине 4-5 метров в колодце стоит вода!
Целый день в пустные, окна открыты, постоянно выскакиваем из машины туда сюда, то посмотреть дорогу вперед, то для фотографии, то для видеосъемки…Салон в песке, одежда в песке, волосы в песке, машины покрыты мелкой желтой пылью…+37 на термометре
Выезжаем на что-то более-менее похожее на дорогу… У меня, еще с давних времен, всегда с собой рабочий Беркут R24, Алексу в машину передал тестовый Компрессор Беркут R20 (он так улыбался!). Пока я ходил вокруг машины, открывал багажник и откапывал свой, услышал голос друга: Серега, давай тестовым все восемь колес накачаем! Что он будет просто так ездить! Вот это будет испытание! А давай! Жжжжжж…мерно молотит компрессор. Штурман отвечает за подключение проводов и ориентацию компрессора, водитель следит за стрелкой манометра…одно колесо, второе, третье…четыре 33″ колеса на пикапе накачены! Компрессор разогрелся, но качать не перестал. Смело втыкаем длинный шланг в мои 35″ колеса, даже машины переставлять не пришлось, силиконовой спирали хватает на обе стороны моего Арктиктракса, и уверенно придаем колесам необходимое шоссейное давление!

Уже в кемпинге, блюститель чистоты из оранжевого пикапа, намекает, что пора и пыль смыть с авто, и коврики сильно запылились! Другу отказать невозможно! Всего два раза по 15 литров воды и автомобили приведены в порядок мойкой SMART WASHER SW-15. Быстро, практично. Как оказалось, помыть машину на мойке в Марокко стоит примерно как 6 кг гранатов. Вот мы и экономили как могли — мыли сами, наэкономили точно на 30 кг полезного продукта! И все 30 кг успешно съели. Это очень вкусно!

Про Сахару
«Пустыня эта — громадная, бесплодная равнина, окаймленная маленькими песчаниковыми холмами и покрытая редким и низкорослым кустарником» — сообщил француз Бро, возвратившись из путешествия по Северной Африке домой в начале XVIII века.
На крайнем Западе Сахары сталкиваются песок и вода, происходит встреча пустыни и океана. Рядом расположены гнейсовые горы, так называемый Западноафриканский щит, от которых остались только плоскогорья и одиночные скалы, которые называют гельбами. Две «канавы» тянутся из пустыни к морю — северный Уэд Дра и южный Сегиет-эль-Хамра — сухие речные русла, по которым только осенью кратковременно бежит вода. Восточнее этих удов начинается бархатная пустыня Эрг-Игиди и Эрг-Шеш. Дальше на Юг простирается пустыня пустынь — страшная Танезруфт и её восточная сестра Хамада-эль-Хамра. За географическими названиями кроются песчаные, каменистые , глиняные и кремниевые пустыни. У жителей Сахары есть обозначения всех видов, то что мы просто называем общим термином «Сахара». Например, «эрг» — в арабском языке означает край дюн, песок. Туареги называют этот вид пустыни «идехан». Ученые до сих пор не разобрались в возникновении дюн. Неужели просто это проделки ветра?

У южного края пустыни расположен пояс степей, который арабы метко назвали «сахель». Слово «сахель» по-арабски означает «берег», разве степь в данном случае не означает берег песчаного моря?

Арабская пословица гласит: «В Сахаре ветер встаёт и ложится вместе с солнцем».
Песчаные дюны бывают самых различных форм.
«Сиф» — длинные и изогнутые саблеобразные гребни. Есть прямые решетчатые дюны, которые словно братья близнецы выстраиваются в идеальном порядке и наводят ужас на путешественников. Большие дюны чаще всего возникают на краю Уэда и могут достигать 200-300 метровой высоты. Такие же дюны, встречаемые в центральных частях пустыни, называются «гхурд».
Обычно, внутри таких дюн находится скальная порода. Так же существуют дюны, которые накапливают воду. Распознать их может только местный житель, по каким-то своим неведомым приметам. Вода в таких дюнах не иссякает на протяжении нескольких сотен лет. Туарег точно указывает место, выкапывается яма диаметра до двух метров и метра глубиной, через час она на 2/3 наполняется водой.

«Хамада» — это слово обозначает каменистую пустыню. Если Хамада-эль-Хамра имеет кремниевый блестящий покров, то другие известняковый с красно-бурым налетом. Таким образом, не эрги дали первоначальное название Сахаре, а хамады, так как издревле арабы называли пустынную степь без растительности «ас-Сахара», что означало «красноватая».
Ещё есть один вид пустыни «сегхир» — маленькая, и название «рег» — поверхность которой полностью покрыта галькой. Ровная как стол, однообразная. Мелкий щебень и галька утрамбованы в песок.
Хамады и сериры занимают семьдесят процентов Сахары.
Так же необходимо упомянуть «вади» — высохшие русла рек. Которые вносят колорит в существующий ландшафт.

Безжизненность пустыни кажется европейцу чем-то невероятным. Но берберы и туареги знают, что их дом наполнен жизнью. Ярким примером служит убийство крокодила в 1910 году в самом центре Сахары. Ученые, которым доставили тушу во Францию, определили что это нильский крокодил. Это яркое свидельство, что пустыня не всегда была пустыней. Так же в гельтах (заболоченные участки в песках) обнаружили рыбу, которая водится в Ниле.

Про верблюдов
Во времена римских походов в Африку римляне использовали лошадей, привязывая им под живот бурдюки с водой. В те времена Сахара была ещё не такой засушливой и можно было благополучно пересечь пустыню без верблюдов.
Точное появление верблюда в Сахаре не установлено, но то чтоб верблюд появился вместе с арабской экспансией на север Африки прослеживается явно.
Более приспособленного животного для пустыни придумать сложно — настолько блестяще верблюд приспособлен к жизни в зное и постоянной жажде.
Горб — копилка жира для худших времён. Если бы жир верблюда был распределён по организму равномерно, как у всех млекопитающих, то это бы сильно повлияло на терморегуляцию в пустыне.
Желудок — система из трёх секций, которые вмещают 250 литров. Внешняя оболочка желудка представляет собой пористую губку, прекрасно приспособлена для накопления воды и пищевых соков. Верблюд выживает при потере жидкости, равной четверти его веса. Если человек теряет 1/8 жидкости — он погибает.
О скорости верблюда в арабском мире складывают легенды, хотя среднестатистический верблюд проходит в час около 3,5 км, не проваливаясь в песок, имея широкие копыта. Туарег на подготовленном верблюде-мерхи проходит за сутки до 300 км. Арабская пословица гласит: Аллах создал человека из глины. После этого у него осталось два комка; из одного он вылепил верблюда, а из друго — финиковую пальму.
А о живучести верблюда есть ещё одна поговорка: У Аллаха сто имён. Человек знает девяносто девять, а верблюд сотое.
На арабском «Джамал» (кэмел, Камал) означает «красивый».

Про караван
Средневековая караванная торговля была очень доходным предприятием. Арабский писатель Ибн Хаукал сообщает, что в Х веке из Каира в Сахару ежегодно отправлялись караваны, насчитывавшие от десяти до двенадцати тысяч нагруженных верблюдов. Ещё в первой половине XIX века один верблюжий груз, переправленный на отрезке пути Мурзук — озеро Чад, приносил триста процентов прибыли.
Правда, эти триста процентов прибыли доставались дорогой ценой: караван подвергался в пути многочисленным опасностям, а иногда нёс тяжелые потери. Американский капитан Джеймс Райли, потерпевший около 1800 года близ мавританского побережья кораблекрушение, после возвращения домой дал волнующее описание каравана, участником которого он был в качестве пленника. Этот караван направлялся на Юг, по пути, который испокон веков вёл в Тимбухту. В нем было тысяча мужчин и четыре тысячи верблюдов, нагруженных всевозможным добром: шелком, солью, табаком, оружием и многим другим. Через месяц караван вынужден был задержаться из-за жесткой песчаной бури , во время которой погибло триста человек и двести верблюдов. Последующий переход через «обширную, безводную местность» привёл к потере ста человек и трёхсот верблюдов. Наконец добрались до места, где должна быть вода, однако колодцы оказались иссохшим. Тогда водитель каравана приказал оставить в живых только триста верблюдов, а остальных убить «чтобы люди могли пить их кровь и воду из их желудков», пока не дойдут до следующего колодца. Все были согласны с этим решением, однако никто не хотел жертвовать своим верблюдом и оставить свой товар. Начались ожесточенные стычки. Когда один из старост караванов все же начал убивать верблюдов, возникла всеобща драка. Среди первых, кто пал в этом бою, был водитель каравана; вместе с ним были убиты около трёхсот человек и пятьсот верблюдов. «Кровь убитых людей и верблюдов, — пишет Райли, — была выпита оставшимися в живых». В конечном счёте до Тимбухту добрались двадцать один человек и двенадцать верблюдов.

Встаём лагерем у входа в ущелье Тодра. Приличный кемпинг. Снова делаем вкусный гриль, теперь уже иностранцам интересно. У них есть другое решение, большая плоская сковородка на треноге с газовым баллонов внизу. У нас таких решений еще нет. Гриль на свежем воздухе тема. Ардак заметил, что четвертый раз запускаем шарманку на одном баллоне!
Под голоса муэдзинов заваливаемся спать. Ранний подъем — залог множества фотоостановок. На въезде в ущелье расположен огромный оазис, сочный и зеленый, заполненный до горизонта финиковыми пальмами.

Про финики
В 1853 году Немецкий учёный Эдуард Фогель писал о пальмах следующее: «Половина народа живёт пальмами. Все перекрытия домов, столбы и опоры сделаны из стволов пальм. Бедные живут в шалашах полностью сложённых из пальмовых веток. Даже двери домов сделаны из пальм. Хлеб выпекается в жаровнях в которых горят пальмовые ветки. Люди, верблюды, ослы и даже собаки — все едят финики. Даже финиковая косточка размалывается и идёт на корм скота.» Войны и конфликты случались из-за этого основного ресурса.
Финиковые пальмы делятся на мужские и женские, заставляя садоводов соблюдать строгие пропорции и производить искусственное опыление — на одну мужскую пальму приходится от тридцати до пятидесяти женских деревьев. Огромный опыт необходим для возделывания пальмовых садов. Пальмы размножаются при помощи корневых отростков и должны быть высажены не менее в девяти метрах друг от друга. В пятилетнем возрасте дерево начинает плодоносить и достигает пика урожайности лишь в пятнадцать лет, продолжая хорошо плодоносить до шестидесяти лет, а дерево живёт до ста.
Существует более двухсот видов фиников с очень выразительными названиями и сильно отличающихся по качеству. Самые распространённые сорта — это бегут-марак (сочный), ал-кенди (сладкий), ал-декмази (шелковистый) и ал-маалкие (резинообразный). Все эти финики тщательно собираются, высушиваются и отправляются на экспорт. Местные сорта темзазет (кисло-сладкий), бахджа (блестящий), деглет-ал-хамер (ослиный финик) и деглет-бу-сехрая (финик погонщиков верблюдов) остаются в Марокко и употребляются в пищу местным населением, так как не имеют ярко выраженного вкуса и презентабельного вида. Верблюжье молоко и финики — основной рацион крестьян и кочевников. Но есть царь фиников — сорт деглет-нур, получивший своё название в честь одной из жён пророка Мохаммеда. Это самый лучший, качественный и дорогой сорт фиников. Арабская пословица гласит «У пальмы ноги должны быть в воде, а голова в огне». Солнца в Африке предостаточно, а вот за подачу воды отвечают крестьяне. Три пальмы должны получать минимум литр воды в минуту, но это не значит, что они её потребляют. Необходимо постоянное увлажнение почвы. Пальмовые сады имеют не только каналы подающие воду, но и сложную систему дренажа. Финиковая пальма требует периодического удобрения верблюжьим навозом, доставку которого современные крестьяне заказывают.
Хорошее дерево дает пятьдесят килограммов фиников, но чаще этот показатель находится в районе 25-30 кг. У бедных крестьян в собственности от восьми до двадцати деревьев, у зажиточных семей более ста. Можно купить одну-две пальмы у соседа, выкупить полностью участок разорившегося крестьянина. Отношение к финиковой пальме в арабских странах Африки сродни отношениями к корове в крестьянской семье в средней полосе России — кормилица.
Сбор и обработка урожая проходят исключительно вручную, как и много лет назад. Вокруг дерева выстилается ткань либо пластиковая пленка, сухопарый юноша с помощью веревки взбирается на вершину и уверенными движениями палкой сбивает «веники» с пальмы. Плоды отделяются от ветвей, грузятся на осликов и вывозятся на открытое пространство. Сортировкой занимаются женщины и дети, раскладывая финики по цвету, размеру и внешнему виду. На ровных глиняных площадках плоды распределяются сплошным «покрывалом» и оставляются вялиться на солнце. Колхозные-кооперативные машины вывозят лучшие урожаи у семей для промышленной обработки и отправки на экспорт. Остатки крестьяне хранят и употребляет для собственных нужд, часть используется для меновой торговли, часть реализуется на местных рынках.

Подборка фотографий из пустыни Сахара

Фотографии, сделанные по дороге от пустыни Сахары до ущелья Тодра

Весь день переваливался по камням по экстремальной дороге, закрытой для туристов, между ущельями Тодра и Дадес. Справа и слева над нами нависают трехсотметровые утесы. Под колёсами скрипят камни размером с кулаки и дыни. Пересохшее русло горной реки пока позволяет проходить маршрут по её дну. На первой передаче мы в аккуратно работаем рулем, останавливаясь у каждого изгиба для фото и видео. Невероятное творение природы. Это фантастика. Иногда, высоко на склонах можно разглядеть карабкающихся скалолазов, места есть для каждого новичка и продвинутого альпиниста

Посередине, в деревне Тамтатоучте идёт оживленный рынок. Здесь все 100% по-берберски. Кривые луковицы лежат на одном прилавке с какими-то тканями. Чумазые дети, босиком(!), гоняют между лотками с конфетами и привязанными ослами. Чуть поодаль мы разглядели вип-парковку для ослов и мулов. Выглядели звери не такими измученными и наряды сверкали блестками. Замотанные с ног до головы Арабские женщины выбирали мясо и тут же трогали огромные бусины берберских украшений. Подобные рынки являются бесценным сборищем культуры средневеково Марокко. Легко можно купить изделие с парувековой историей. К нам подбежал достаточно современный бербер в сильно заношенной одежде, представился Брахимом и пригласил в свой дом на чай и показать как живет берберская семья. Комнатки по три квадратных метра собирались вокруг старого двора. Некоторые были завалены каким-то несусветным хламом, другие служили кухней, где в углублении пола горел огонь (без трубы) и старая женщина сморщенными и закопченными руками мешала в таком же старом жбане какое-то варево. Фотографировать не разрешили. Но впечатление мы получили. Нас пригласили в «комнату приемов» , устланной старыми берберскими коврами и немецким буфетом начала XIX века, угостили мятным чаем и торговец стал доставать из больших мешков ковры ручной работы. С помощью мены и денег мы стали обладателями трёх интересных ковров, которые будут радовать глаз и беречь от холода наши ноги.

Я рылся в пакете с ботинками, Брахим не мог сдержать волнения и в предвкушении заглядывал мне через плечо. Я достал коричневые осенние ботинки, которые он вручил своему взрослому худому отцу в грязной джелабе, после достал практически новые желтые катерпиллеры…сердце Брахима выскакивало через его выцветшую зеленую куртку (бомбер из восьмидесятых), он взял ботинки в свои руки…невыносимое отчаяние скользнуло по его глазам…
— Мистер, анодер сайз, плиз… Анодер сайз! Анодер сайз!
Но у меня были только эти, мои, сорокшестого размера… Что бы немного скрасить его состояние, я отдал две новых футболки ему…и его очень взрослой…европейской жене, которая, увидев слово «Исландия2018», встрепенулась и попросилась со мной в следующее путешествие. Из небольшого разговора стало понятно, что она бельгийка, долгое время жила в Афганистане и Пакистане, а так же в Индии и Непале. Воспоминания наполнили её потухшие глаза, они заблестели. Держа мою визитку, она долго смотрела вслед уезжающим в гору джипам, кусочек ее прошлой жизни ярко встал перед ней в виде путешественников из России. А молодой муж уже примерял обувь, сидя на земле…

Брать перевалы пешком очень непростая задача, даже несложные. У туристов-походников есть хорошая традиция — съедать перевальную шоколадку. Забравшись на высоту 2800 метров, мы не стали отступать от неё, заглушили моторы, в которых плескалось масло RAVENOL, открыли капоты и начали пить чай. Что может быть прекраснее гор? Ты и высота. Ты и вечность. Ты и Свобода.

Про палатку на крыше YUAGO
На тест получил в Тольятти, специально ездил, автомобильную палатку-бокс на крышу YUAGO. Снял багажник, рейлингов у меня нет. Три поперечины помог сделать TRIFFID
Практичный герметичный бокс на крышу, объемом более 1000 литров, перевозил всю экспедицию наши мягкие вещи – коврики, спальники и палатки участников. Запирается на замок. Выдержал и перегон по трассе в 3000 км и пыльные трясучие грунтовки Марокко. Не протек, пыли не насосался. Вышина машины и выпирающие колесные арки Арктиктракса не позволяли устанавливать лестницу в сделанные заранее проушины. На следующую экспедицию буду делать новые в другом месте, не сложно. Спал все Марокко — удобно, ровно, быстро, тепло и сухо. Никаких других лишних слов не нужно. Палатка-бокс – очень рабочий вариант. Цена тоже привлекательна. Мои рекомендации.
Есть пару моментов, которые бы я доработал и сделал по-другому. Имею контакты производителя – напишу им, и именно поэтому они дали мне свое изделие – что бы я поучаствовал в его улучшении! Посмотрим, что из этого выйдет!

Марокканские касбы
Девяносто процентов населения королевства Марокко живет в касбах. Глинобитных домах, построенных по старинной технологии. Где глину из ближней канавы смешивают с соломой и намазывают слои друг на друга. Есть строения из обоженных кирпичей, но они рассыпаются, так как при строительстве не используется арматура и т.д. Строить из глины проще, ремонтировать дешевле. Набрал в канаве немного глины, развел – замазал, все как и было, перфект. Нам удалось побывать в одной небольшой двухсотлетней касбе. Кстати, прямо к которой пристроена новая, современная, в которой продолжает жить семья, которая жила когда-то в старой.
В Марокко постоянно воевали, то приходили из вне, то кланы между собой, за скот, за воду, за женщин и т.д. Берберы с арабами, арабы с римлянами… Отсюда и пошло строить укрепленные дома, высотой с трех-четырех этажный дом. Полностью из глины. Обязательно с центральным двором.

На первых этажах размещался скот, на втором этаже кухня и спальня. Нас поразило отсутствие дымохода. Дым выходил из печи напряму — все стены и потолок были закопченные. Перекрытия выполнены из пальмовых стволов, двери тоже…все скрипит, шатается и играет под нашими шагами. Но касба стоит уже третий век. Совсем старая часть превращена в откровенный туалет и свалку мусора. Не понимаю, как можно водить туристов и показывать «а вот тут старая часть и она завалена нечистотами»…но, мы не первый день в Марокко и, не понимая, уже не удивляемся. По периметру глиняной крепости выполнены бойницы для лучников, заготовлены камни для обороны, даже есть небольшое отверстие-туалет для дозорного на самом верхнем ярусе.
Конструкция касбы позволяет сохранять тепло зимой и циркулировать прохладному воздуху летом, что бы люди могли прятаться от изнуряющего зноя. Дырки окон просто затыкались чурбуками, дверные проемы спален занавешивались тканями или шкурами.
Экскурсия нам понравилась. Вернуться на двести лет назад и сравнить со своей жизнью очень интересно.

Добравшись до Загоры, решили залить полные баки перед заездом в пески… Сразу на заправке нас перехватывает Али, мой знакомый по прошлому году. Везёт нас в свой гараж, показывает огромный склад запчастей. Шприцует крестовины за два евро. На дверях гаража наклеены наклейки АрктикЭксплорейшен, ребята доехали сюда по весне, после моих ответов на их вопросы в Инстаграме. Русский джипер встречает наклейки исландских единомышленники в Марокко — современный мир, Планета умещается в три рукопожатия и смс…сразу после гаража Али, нас атакует очередной сервисмен Абдул, на байке которого красуется мой логотип «Морокко 2016». Приветливый парень остаётся с нами в кемпинге. Мои попутчики смеются – Серега, да тебя уже тут все знают!

Трескаем баранину, вкусно приготовленную Лео на мобильном газовом О-гриле, ребята запивают все это марокканским вином, я играю на гитаре, газовая лампа дает нам теплый свет и +26С ночью…С нами Абдул, довольный, трескает и выпивает. Алекс общается с ним исключительно по-русски, сервисмен отвечает по арабски, ребята отлично понимают друг другу. Много шутим и смеёмся! Подошли австрийцы, которые путешествуют по Марокко уже в седьмой раз на переделанной в автодом Тойоте «восьмидесятке». Сейчас находятся тут уже шестую неделю. Вот это график! Получаем зимнее приглашение в их отель в Альпах…ах, где бы на все найти время и денег!!! Очень душевный вечер за вкусным меню и приятными международными разговорами. Везде живут люди, преимущественно хорошие!

Утром выезжаем в пустыню, двигаемся по Эргу Шигага… колючий ветер с мириадами песчинок скрывает от нас все, что находится дальше пятидесяти метров… проехав час в направлении больших дюн, понимаем, идея с дикой ночевкой в Сахаре сегодня невыполнима. Я замотал камеру в футболку, сам замотался в чалму…попытались симать… не помогало…всепроникающий песок, такой же был в Намибии, набивался в рот и глаза с неимоверной скоростью. Камера начинает скрипеть (у меня еще пленочная старушка). Два часа в буре. Дневки и ночевки в пустыне сегодня здесь точно не получится. Разворачиваемся и возвращаемся «домой» в уже знакомый кемпинг.
Прямо у входа в кемпинг с криками нас догоняет местный житель…и из свертка протягивает мне модель Тойота Лендкрузер Прадо, практически Арктиктракс…надо ли говорить, что на у меня дома и заняла достойное место среди моделей любимой марки?
Тонна песка сходит вместе с водой в душе, каждая пора открывается и начинает дышать… Снова гитара, Огриль, шутки…

Получив накануне отличный полувыходной, мы решаем исполнить двухдневную программу экспедиции без особой аранжировки, без соло и антракта, и уверенно проезжем участок в 600 км рассчитанный на два дня за полный световой день.
По дороге остановились в лавке торгующей различными ископаемыми. Тут тебе и трилобиты различных размеров, и раковины миллион-летней давности, зубы доисторических зверей и огромнейший выбор минералов различных структур, цветов и размеров. Снова меняемся. Алекс достаёт запасы оранжевых футболок, я достаю обувь. Торговались долго, но уж слишком заманчиво наше предложение. Я пакую агаты, окаменелую медузу, Розу пустыни и пару интересных камней, Лео выбрал огромный красивый многоцветный минерал и древних жуков с не менее древними зубами динозавров, Алекс убирал в Альфа-кейс аккуратные раковины.
Кстати, кому интересен О-гриль, по промо коду ЛС78 можно получить скидку 7%. Заказывайте с официального сайта.

Океан.
В прошлом году я бросил здесь монетку в воду. Наверное, помогло. Звуковое сопровождение убаюкивало нас три ночи. Мы просто купались и вдыхали. Местные супермаркеты и рынки разбавляли наши меню как могли. Столько вкусных гранатов никто из нас никогда не ел. Гранаты были на завтрак, обед, ужин и перекусы. Ребята говорили, что местное красное весьма недурственно. Хоть и винный отдел мы встретили всего в одном супермаркете.
Ящики с продуктами понемногу опустошались. Равиоли в грибном соусе, кольца кальмара и рыба на гриле, жаркое и шашлык из баранины, паста в сырном соусе и песто, печёный картофель, пюре, супы, фунчоза…в подобных выездах, практически у каждого путешественника, случаются приступы кулинарного творчества. Было вкусно — это ничего не сказать.
Вся наша жизнь сдабривалась походами в различные кафешки с тажином, морским меню, ну а про марокканский сладкий мятный чай можно написать целый абзац.

…На арках Легзиры было немноголюдно. Атмосфера величия и полного спокойствия с умиротворением отразилась и на нас. Заехав на очередную гору возле пляжа, мы просто любовались мощью океана, которая с каждой долетающей каплей брызг наполняла нашу жизнь сильнейшей энергией, которая очень пригодится нам по возвращению домой.

Потом нашли спуск к океану и, используя свои уверенные 4х4, встали у самых волн. Пляжные собаки ловили нескончаемый кайф, завалившись в песок, не реагировали на туристов и полностью отражали местный подход к жизни и состояние экономики королевства. Никто никогда никуда не спешит. Ин шала. Купались. Резвились как дети. Вода, конечно, не парное молоко. Но после купания в Тихом океане 8 марта, в Африке можно купаться везде и голым. Но, знаете ли, СОЛЬ! Снова выручает мобильный душ от Беркута. Минута распаковки и воды одной канистры, которая смело бежит через оранжевую насадку душа, хватает четверым! Обожаю нужные подарки. Душ от БЕРКУТ остается в моем арсенале! Классный!

На белом заборе кемпинга в Сиди Ифни были нарисованы флаги различных государств. Франция, Испания, Германия, Бельгия, Швейцария…конечно, туристов из этих стран здесь очень много! Но! Я приезжаю сюда второй раз, а русского флага на заборе нет. Непорядок. Быстрые переговоры со смотрителем кемпинга Мустафой — и вот он уже рисует синюю и белую полоску на белом заборе. Флаг готов. Увидите его, знайте, это наша работа. Смотрится хорошо!

Едем в Агадир
На океане перед Агадиром есть культовое место для начинающих серферов. Именно сюда приходят длинные спокойные волны, которые позволяют освоить азы этого водного спорта. Конечно, мы останавливаемся посмотреть. Человек 200, разюившись на небольшие группы, одновременно торчат в воде прибрежной полосы, совершая робкие попытки под руководством загорелых инструкторов в тату и дредах. Это серфинг, детка. Вечером деревня разрывается от басов дискотек и дыма всякой фигни. Публика, в основном, 20-30 лет. Но есть и взрослые начинающие серферы, которые осваивают эту науку под руководством личных наставников.
За одним из поворотов видим на деревьях коз! Символ Марокко – коза, скачащая по веткам арганового дерева. Пастух дед. Простой, спросил покурить и водки. Но у нас были только конфеты, которым он тоже был очень рад.

Рыбная Эссуэйра
После Агадира, где посещаем разрушенную крепость на горе и двигаем в Эссуэйру — рыбную столицу Марокко. Это семнадцатый век… Нет! Четырнадцатый. И рыбой пахнет, всей выловленной за эти годы рыбой пахнет здесь сразу и крепко. Старый порт, под ногами слизь из кишок и голов рыб, помета чаек и современного пластикового мусора. Здесь один уборщик — океан, забирающий постепенно обратно то, что даёт людям. Иногда порт омывает дождь, который хоть как-то помогает океану в поддержке хоть какой-то санитарии. Брезгливым людям здесь не место. Туристам в сандалиях тоже.

Наблюдали, как стайки европейцев разворачивались на 180 градусов и бежали к выходу, зажимая носы. Акулья кровь ручьями бежит по мостовой, играя рыбьими глазами вперемешку с чешуей. Сотни рыбаков всех возрастов на таких же древних прилавках как сам город предлагают свой аккуратно выложенный свежий улов. Под ноги туристам летят плавники, кишки и головы рыб, которые тут же подхватывают наглые откормленные чайки, успевая переругиваться между собой, перекрикивая брань и споры рыбаков. Из дверей рыбного рынка под ноги проходим бросают кровавые огромные рыбьи туши. Морские чудища различных размеров и форм; рыбы, названия которых мне не известны; осьминоги и огромные кальмары, размером с раковину-тюльпан; крабы с безобразными клешнями и элегантные сардины всех размеров…кстати, в супермаркетах по 30-40 рублей за баночку можно купить вкуснейшие местные рыбные консервы, чем мы постоянно пользовались.

Во всем этом хаосе наблюдается какой-то известный внутренний порядок, с которым знакомы лишь местные. Наверное, что бы познать его, здесь нужно родиться и жить. Но он — порядок, скажу я вам — существует. Жизнь идёт, жизнь продолжается. К сожалению, по непонятной до сих пор причине нам не удалось отведать свежей рыбы в портовых ресторанчиках старого города, о чем я сильно жалею. Следующий мой визит в Эссуэйру обязательно будет обозначен жаренной рыбой и морскими гадами.
«Если вы живете в порту, то вы всегда открыты чему-то новому» -самая известная присказка местных жителей. Когда-то Эссуэйра была одним из портов массовой отправки «черного дерева» в Новый свет, город был и испанским, и берберским, и арабским. Намешано здесь конкретно. Архитектура, уклад жизни, отношение к порядку и т.п. В 70х город был пристанищем хиппи и прочей расслабляющейся братии, из-за низких цен на жизнь, вседозволенность и вседоступность расслабляющих веществ (лично я выступаю категорически против! Не вздумайте!). Здесь тусовался и писал песни Джими Хендрикс, два года жил Боб Марли. А сейчас старинный порт полностью отдан под сувенирные лавки и мини-отели. Относительная близость к Агадиру и Мараккешу помогают наполнять город туристами.

Марракеш
Страна в стране. Государство в Государстве. Не хватит жизни узнать этот город, пройти по всем улочкам. Наверняка, кто-то предпринимал попытки систематизировать на карте все эти бескостные прилавки, магазинчики, киоски и прочее…но вряд ли ему это удалось. Гугл сервис, говорите. Вперёд, Яндекс. Кто первый сделает подробную карту Марракеша — тому присвоится высший уровень осведомленности. На парковке у стен Медины нас встречает мой прошлогодний знакомый — Хусейн. Приятный парень, занимающийся со своим отцом продажей ковров. В прошлом году он удивил нас своей вежливостью и корректностью, не свойственной большинству местных торговцев. Хусейн заранее выбрал для нас риад, в котором мы с комфортом разместились. Старинный двор не менее старинной семьи сейчас принимает гостей со всего мира. В комнатах нашего риада вместе с нами жили французы, немцы, англичане и голландцы. Русские и казах дополнили этот микс.

А ведь старинная часть Марракеша не перестраивалась уже СЕМЬСОТ лет. Можно в это поверить? Нет. Но идя бесконечно петляющей арабской вязью переулков, проталкиваясь между осликами и висящими тушами Баранов, натыкаясь на лотки с чехлами для айфонов и встроенными бензоколонками, отскакивая от стремительно орущих старых мопедов и уворачиваясь от бегающих детей понимаешь…что нашему менталитету эту Схему Действующего Арабского Мира не осилить, можно только принять.
Я принимаю тебя, Марракеш.
Я слышу твои ночные голоса и тамтамы, пью вкусный свежевыжатый сок.
Я вдыхаю запах специй и пота.
Я вижу сотни-тысячи глаз направленных на меня.
Я улавливаю сладкие запахи томящегося в тажинах мяса и красиво выложенных специй. Тысячи различных ковров складываются в бесконечную арабскую мозаику. В миллионы пар кожаной обуви можно обуть половину жителей планеты. Таким количеством свежевыжатого сока можно напоить не одну армию вегетарианцев. Я хочу узнать тебя, Марракеш. Но понимаю, что нужно потратить не одну поездку для настоящей встречи с тобой.

Около 70 км отделяют Марракеш от горной деревушки Имлиль из которой стартуют практически все восхождения на Тубулькаль, а так же трекинги по горам Высокого Атласа. Нельзя было проехать мимо. Заехали на высоту 2400м. Горы не дают лишнего, гор не может быть много, но они обязательно заберут всё что им надо. Как забирают сердце каждого, кто в них побывал. Мы любовались открывающимися с перевала видами, снежная шапка Тубулкаля царапала небо, вкуснейшие травяные ароматы вперемешку с дыханием яблочных садов в долинах наполняли наши организмы… На свежей веранде нового Альп.приюта, Алекс договорился с рабочими и те, бросив бетонные работы, с улыбками приготовили нам берберский чай. Обязательно, как утихнет лофотенский хруст в колене, нужно походить по Атласу. Эти красивые горы заслуживают более подробного внимания.

ри часа выбираем ковры в лавке Хусейна. Ржем, спорим, торгуемся. Пьем чай и кофе, едим сладости. Лео не расстается с калькулятором и по вацапу согласовывает выбор ковра в спальню (кстати, подошел? жене понравился?), Ардак выбирает ковры на подарки, Алекс получает в подарок шикарный коврик и подушку, я же покупаю пару небольших ковриков для своих друзей. Спасибо Хусейн!
Остановка у придорожного ларька и Лео выносит два огромных чеканных фонаря…какие-то смешные деньги и Человек получает себе на веранду эксклюзивное дизайнерское решение! Если вам нужно что-то сделанное руками, то Марокко, как нельзя лучше, предложит вам массу интересных решений. От безделушек, до чего-то действительно удивительного.

…Дети. Что вы видели дети Африки? Качаем компрессором Беркут заранее припасенные воздушные шары перед начальной школой…начинается давка и мелкие драки…шары разлетаются в разные стороны, за ними кидаются десятки ребятишек, валяются в пыли, шары натыкаются на колючие кусты, лопаются…шум, гам, слезы… Сразу решили прекратить подобную практику. Накачивали компрессором БЕРКУТ шары вечером заранее, закладывали в каждую машину по 10 штук и в течении дня выдавали встречающимся детям. Без конфликтов и скандалов. УЛЫБКИ. Что может быть прекраснее воздушного шара в 5 лет!?!? На одном из КПП, я лично вручил воздушный шар работнику полиции…его улыбка, подобно африканскому Солнцу, засияла во все тридцать два белых зуба на темном лице. Он побежал и спрятал шарик в багажник машины с мигалками. Наверное, не стоит повторять такой трюк дома…
Отправляясь в Африку, не забудьте про Подарки. Мелкие подарки откроют вам любые двери. Для детей — это конечно же конфеты и воздушные шары, мелкие игрушки. Для взрослых сгодятся ваши ношенные вещи, обувь. Особо ценится детская одежда. На детскую одежды вы легко можете выменять любые сувениры-поделки, которые вас заинтересуют…
После Марракеша был кемпинг под Касабланкой, где мясом с О-гриля и вином провожали половину коллектива. Шум моря, тройные порции кебабов и бараньих рёбрышек с периодической вышлифовкой красненьким…оставляем ребят на следующее утро в одном из городских отелей. Они затариваются гранатами, рыбными консервами и финиками и держат путь домой.
Мы же, заливаем полные баки и рулим из сильно загруженной «Столицы европейского отдыха семидесятых» в сторону Феса. В большом красивом кемпинге на въезде в город наконец-то знакомимся с итальянскими джиперами из Дезартики! Даже появляются совместные планы…(есть одна нереальная идея, сложная и дорогая, но никто ещё туда не ездил своим ходом из России! Интересно поучаствовать или помочь финансово? Пишите, с радостью приму всё и всех!)

Фес
Когда мне было двадцать лет и я носил кожаные сандали…я жил здесь…наверное, в одиннадцатом веке…как узнал это? Да ничего не изменилось! Бесконечные лабиринты улиц, нелепо расположенные дома, закутки и закоулки, обшарпанные старинные двери, припаркованные замученные ослики, сопливые дети, лепешки выложенные вдоль ступенек на какой-то старой бумаге, запахи и солнце…это Фес. Из ниоткуда появляется гид Мустафа (в Марокко три имени -первое Мухаммед, второе Мустафа и третье, которое может быть любым). За 10 евро (а цену я рекомендую обсуждать заранее, что бы избежать конфликта) наш проводник бегло шныряет по улицам, мы спешим за ним, уворачиваясь то от повозок и бегущих ребятишек. Второе его имя, как объясняет сам гид — Феррари. Мы с Алексом еле поспеваем за этим юрким человеком в старом эластиковом костюме. Он заводит нас на несколько интересных видовых площадок, от посещения основных достопримечательностей мы отказываемся из-за нехватки времени. Узкий ход и крутые ступени за небольшой дверцей, араб при входе суёт охапку мяты, четыре пролёта с неестественными загибами и неправильными огромными ступенями…перед нами очередная сцена из средневековья…площадь кожевенной мастерской разделена на сектора, которые в свою очередь поделены на ванны, каждая из ванн имеет собственное Назначение. В первой зоне происходит отмачивание, выбеливание и дубление кож. Уставшие работники наполняют ванны какой-то жидкостью, перекладывают шкуры из одной ванны в другую, предварительно ополоснув их в проточной воде реки текущей у забора древней «фабрики». Во второй зоне происходит покраска и окончательные вымачивание и «закрепление цвета». Работают здесь как с маленькими шкурами коз, так же и с целиковыми кожами КРС. Тяжёлый труд, схему выплат определяют старейшины семей, которые уже семьсот лет контролируют этот помысел. Двадцать первый век, молодой парень лет двадцати пяти, улыбается и несёт ра спине охапку сырых шкрур. Его старая рубашка от постоянного контакта с кислотой на спине превратилась в огромную дыру, но спереди она все ещё застегивается на пуговицы…300 евро в месяц, это максимум который можно здесь заработать, сжигая кожу ног, рук и спины и уничтожая свои легкие…человеку со стороны устроиться сюда на работу невозможно. Престиж. Тяжелейший физический труд по низкой себестоимости…тут же, существует огромный магазин кожаных изделий, 99% туристов после зрелища и запахиша, пытаются помочь кооперативу, покупая изделия из местных кож…
Невозможно представить в двадцать первом веке подобный труд…а он существует.

Волюбилис
Немного в стороне от Феса в пригороде мусульманского центра Марокко — городе Мулай Идрис расположился разрушенный древний римский Город Волюбилис… Усилив своё присутствие в Северной Африке, древние римлянине взяли под контроль производство и весь оборот оливково масла…в Волюбилис стекались торговцы со всей Африки, привозя на продажу и обмен не только масло. Смекалистые римляне хорошо освоили местную меновую торговлю и получали на процентах баснословные прибыли на торговле в Европе. На разницу в цене и осваивался новый красивый, стильный и роскошный Волюбилис.
Входные ворота с колоннами, дворцы, нереальное количество бассейнов. Но основные достопримечательности города — не остатки портиков и колонн, а настоящая, сохранившаяся до наших дней мозаика…которая была сделана практически во всех домах…страшное землетрясение легко расправилось с крышами и стенами города, а вот мозаику полов решило не трогать. Здесь, судя по изображённым рыбкам и лодкам, жил торговец рыбой, охотник изобразил у себя в спальне сцены умерщвления зверей, правитель в своём дворце увековечил двенадцать подвигов Геракла и т.д. В каждом третьем доме-дворце был собственный бассейн…если приглядеться, то до сих мор можно разглядеть остатки водопровода…
Толпы послеобеденных туристов значительно портят впечатление от Волюбилиса, так что планируйте визит сюда к 9-10 утра. Кажется, что замерев, можно услышать эхо жизни этого места…
Шефшауэн
Второй раз я брожу по вертикальным улицам Шефшауэна. Единственный чистый город, как заметил Алекс, сияет свежепокрашенными синими стенами, отсутствием мусора на улицах и приветливыми местными жителями… Женщина с зеленой джелабе и открытым лицом спускалась параллельно нашему маршруту и каждые 5 минут приветливо болтала с соседками, которые потихоньку с покупками ползли вверх домой. Дряхлые старики грелись на солнце, не шевелясь и не реагируя на посторонние звуки. Дети играли в футбол на уклоннее более 30′ градусов. Торговцы выкладывали свой товар, а мы, завершая африканский вояж, стрескали по марокканскому супу и выпили по несколько смузи…тёплое солнце долго держало нас на террасе ресторанчика…но паром ждать не будет.
Арабский сервис, толчея, неразбериха. Бог паромной парковки имеет оранжевый жилет и печать. Только молитвы и уговоры помогают получить его авизо после обмера автомобилей рулеткой. Его перемещения по паркингу не поддаются какой-либо логике и бегать за ним из конца в конец можно бесконечно долго. Все заточено на помогаек, которые за определенную мзду оформляют купоны на въезд, декларации и получают за вас заветный штамп в выездную бумагу. В третий раз уже сам попробую в самостоятельном порядке пройти эти три круга. Парковка полна джипов всех мастей, экспедиционников и не очень, джипов с прицепами с мотоциклами, джипами с джипами на прицепах, кемперов и огромных экспедиционных грузовиков. Конечно, король Африки — Лендкрузер 70ой серии. Подъемная крыша — идеальное решение. Кухня с запасом продовольствия и воды. Семидесяток в разной степени подготовленности здесь больше всего.У немца Зигги уже 300 тысяч километров и половина стран Африки за 20 лет путешествий! Мотоциклист Риччи с родителями на стареньком кемпере, молодая улыбчивая пара из Барселоны на эндуро, пенсионеры на полноприводной Каравелле, англичане на Дефендерах. Короче, были все. Разговаривали, шутили, угощали друг друга едой пока долго ждали погрузки паром.
Уютная каюта, нелегальная газовая плитка и запас продуктов позволяют нам принять на двое суток нового знакомого Зигги на полный пансион и с огромной пользой провести время за изучением марокканских карт и обсуждением маршрутов. Зигги в свои 62 года в Марокко уже двадцатый раз, живо рассказывал нам о своих приключениях, делился с нами информацией о интересных дорогах и точках.
Есть куда ехать. Что скажете? Апрель 2019?
Ветер Гибралтара выдувает последний песок Сахары из наших волос и сандалий. Солнце нещадно жарит наши бронзовые лица. Стоим молча на верхней палубе, щуримся и оглядываемся назад. Всего девятнадцать дней в Африке, так много и так мало. 5000 новых марокканских километров прибавляются к 6000 уже пройденным в прошлом году. Сколько встреч с интересным, сложным, красивым, ужасным, страшным и простым позади, а сколько впереди. Монета в один рубль делает «бульк» в морской пучине, я зажмуриваюсь и загадываю желание вернуться. Смски из дома настойчиво зовут нас в уже зимнюю Москву. Фигурный чайник, из которого пил ароматный чай Али-Баба мне пригодится точно, а умение повязывать синий туарегский тюрбан? А сам тюрбан?
Совершено прямо заявляю: никаких прививок и пилюлей нет против этого вируса — Вируса Экспедиций. Желание увидеть и узнать не даёт никому из нас покоя. Дороги манят. Страны манят. Континенты манят.
Корабль оставляет пенный кильватер, который зализывают волны за пару минут. Следы наших шин на песке Сахары уже стер ветер, предоставив нам и другим путешественникам новое поле для деятельности. От этой экспедиции останутся лишь мои стикеры на дверях марокканских кафе и кемпингов, этот отчёт с фотокнигой, документальный фильм, а так же яркие кристаллы памяти с пометкой «2017» , которые пристроятся рядышком к кристаллам «2016» где-то глубоко, за открытыми глазами. Мы жадно будем рассказывать о пережитом…
Кстати, каждая следующая экспедиция всегда начинается по дороге домой. Вы знали об этом?

Сергей Лысенко, Средиземное море (паром из Танжер-Мёд в Геную) 6-8 ноября 2017 года