Формат:
472

2011.07.23-08.09 Дорога на Восток. Монголия

Как попасть в Монголию?
Знаете?
Способов много. Самый простой – долететь до Улан-Батора, чуть тяжелее – купить билет на поезд и слушать колесные перестуки 6 суток, но я выбираю свой.
Год назад, будучи в 20 км от границы с Монголией, посматривая на заснеженную шапку священной монгольской горы Богден Ого Улу, некоторые из покорителей Укока захотели оказаться на другой стороне.
С зимы мы уже знали даты поездки, встречались, обсуждали планы. Со второй попытки получили монгольские визы (в первый раз, агентство, куда обратились, не захотело ничего делать, как это по-нашему).
И вот, наступает день Хэ и мы стартуем от МКАД в сторону Монголии. На двух машинах, подготовленном Ленд Крузере «74» лохматого года выпуска с Сашей и Яной и, практически стандартном, «Паджеро Спорт Нью», где за рулем Антон, а я, как всегда, обвешанный камерами. Всего 4 человека. Собак, из-за сложной эпидемиологической обстановке в стране, решено не брать.
Наша цель – пустыня Гоби с одной из предполагаемых могил Чингис-Хана.
У ребят готовы треки, карты, информация…

День 1 – 4. 23-26.07.2011
Дорога есть дорога. Тем более та, которая уже хожена. Заправки, перекусы, сон, вперед, вправо, влево, вверх и вниз и вот, через 4 дня пути, мы уже в Барнауле меняем масло и общаемся со старым и добрым товарищем – Михаилом Жидковым, который, по традиции, провожает нас уже второй год «туда».
Остановились в отеле, сразу справа после въездного барнаульского моста.
Администратор, женщина, очень учтивая и сомнительная, долго вглядывается в наши паспорта и произносит «Яна Владимировна?… Вы родились в Грузии?… Я не могу вас заселить… Мы не селим иностранцев… Как вы вообще оказались на территории Российской Федерации?!?!?» У нас отвисли челюсти. То что Яна рождена в Грузии, мы знали давно, но вот, что она иностранка, нам поведал администратор отеля. У всех у нас российские внутренние паспорта. Этот факт почему-то не устроил администратора. Поржали. Минут 10 был односторонний диалог и администратор сказала, что заселит, но сообщит об этом факте в милицию.
Утром в Барнауле меняем масло. Через 20 км после смены масла понимаем, что что-то гремит в Паджеро… останавливаемся… работник сервиса не удосужился крепко закрутить болты защиты, одно крепление отломалось… Антон залазит под машину и ставит все на место, применяя несколько крепких непечатных слов… Продолжаем еще километров 400, заворачиваем в деревню Сростки, которую проехали в прошлом году…понедельник, музей Шукшина закрыт, ходим вокруг его домика, фоткаемся, покупаем пирогов и дальше в путь.

День 5. 27.07.2011
Утром набираем воду. Вкусную горную воду Алтая, имея какой-то необыкновенный вкус. Наверное, сделанное на этой воде пиво должно быть непременно обалденским, но…никто особенного ничего не делает (а вот из горн.жых вод Словакии, Польши и Чехии, все наоборот). Вниз по течению ручья находим тушу, растерзанного местными, барашка. Солнышко пригревает, но порывы ветра не дают нам забывать, что мы уже в горах. Прибываем к границе с Монголией около 10 утра. Русский пост проходим без задержек, я даже не успеваю ничего такого запомнить, чтобы сейчас написать.

А КПП Монголии открывается в 11:00. Перед нами довольно плотно расположились 4 монгольских Уазика. За нами становятся 4 мотоциклиста на Кавасаки-650. Разговорились. Немцы. Совершают путешествие на мотоциклах из Франкфурта, по России, Казахстану и Монголии. Из багажа только палатки, спальники, маленькие ящички с запчастями и смена белья. Передвигаются от мини-гостиницы до мини-гостиницы и от кафе до кафе соответственно. Не то, что некоторые, которые везут весь 3х недельный паек с собой, рассчитывая на полную автономку. Ход немцев ограничен объемами их тюнинговых увеличенных бензобаков. Ждем. Болтаем на смеси английского-немецкого и русского. Очень веселые и активные ребята. Открывается граница. Мы заезжаем во второй заход, немцы за нами. Помогаем им соблюсти формальности и решаем пригласить их на ужин. Договариваемся дождаться их на выезде с КПП.

Пока ждем в Ташанте, нас атакуют местные дети, которые по-русски знают только одно слово «дай-дай» и «рубль-дай». Получают по конфете и уходят. Это было ошибкой. Через 3 минуты из ниоткуда появляется неумытая орава, тоже желающая конфет.
Тут же, в Ташанте, можно поменять деньги у местных барыг (мы не рискуем, у нас пока полные баки), купить еды и даже есть небольшие отели, по-монгольски ГУАНЗ. Гуанзы, кстати, встречались нам с завидной периодичностью всю дорогу. Разные. Страшные сараи с не менее страшной надписью «гуанз» и что-то чуть более приличнее, т.е. сарай в облезлой штукатурке… Желающие получить хоть какой-то минимальный сервис в Монголии – забудьте. Только сами себе вы можете сделать чисто и красиво!

Немцы выкатывают с КПП и мы, сделав километров 25 от границы, находим место под скалой у ручья и ставим лагерь. Немцы с удовольствием трескают макароны с тушенкой, пьют водку, едят салат, пьют чай. Обсуждаем все подряд. Антон красиво, на английском, рассказывает анекдоты, непременно изображая их, отойдя от стола на пару метров. Гостям не чужд наш юмор, ржут и жрут.
Появляются первые местные. Монгольские жители могут возникнуть перед вами посредине степи и молча наблюдать с расстояния в 10 метров за происходящим. Сначала пришли, как мы поняли, «пара разведчиков»-детей, потом ушли и пришли взрослые. Выпивали, если печенье. Потом подтянулись и их жены с детьми. Самое интересное, у меня была связка бананов. Я раздал детям по банану. Одна девочка стала кусать и жевать кожуру. Мама быстра объяснила, что и как с бананами. Печенье, булки, яблоки, все рассовывалось по карманам. А упаковки от съеденного бросались тут же… с мусором в Монголии большая беда. Нигде за всю поездку мы не встретили ни одной урны. По степям полно встречается пустых водочных и пивных бутылок, пактов, пустой пластиковой тары и пр… обидно. Регион конкретно обрастает мусором.
Лагерь кипит. Русские, немцы, монголы… и все как-то между собой общаются… Я поднимаюсь на скалу по более-менее удобному подъему, бурлящий лагерь внизу, я наверху, по сторонам Монголия. Вот она. Тишина. Необыкновенное спокойствие и умиротворение. Холодно. Жарко в Монголии не было вообще. Возвышенность от 1500 до 2200 метров.

Лагерь кипит. Русские, немцы, монголы… и все как-то между собой общаются… Я поднимаюсь на скалу по более-менее удобному подъему, бурлящий лагерь внизу, я наверху, по сторонам Монголия. Вот она. Тишина. Необыкновенное спокойствие и умиротворение. Холодно. Жарко в Монголии не было вообще. Возвышенность от 1500 до 2200 метров.
Лагерь затихает. Собираясь спать, слышу, как Саша и Рене, находясь в соответственной кондиции что-то обсуждают:
— Ты понимаешь, — по-русски, проникновенно, говорит Саша. – Ведь это же животные.
— Йес, — качая пьяной немецкой головой, отвечает Рене. – Энимелс.

Парадокс? Думаю, просто люди уже общались на каком-то невербальном уровне и спокойно понимали друг друга.
Сон. Достаточно прохладно. 2 спальника.
День 6. 28.07.2011
Утро, после полуночных разговоров наступает не рано.
У нас в лагере обнаруживается пропажа – стол со всем содержимым и мешок с Сашиной и Яниной обувью, опрометчиво оставленный ими «на улице».
Обидно, очень.
Ограбить путника – как это низко.
Находим вилку у ручья, на другом берегу которого стоят несколько юрт. Заезжаем к ним. Они, конечно, ничего не знают. Монгольские казахи. Будьте внимательны.
Расстаемся с мотоциклистами, обменявшись контактами. Они выбрали северную дорогу, мы же хотим проехать южнее в Гоби. Оказывается, даже среди бюргеров есть сумасшедшие, готовые 2 месяца протирать седло мотоцикла не в совсем человеческих условиях.

Погода набирает обороты. Температура днем скачет в пределах от +15 до +24. Ветер играет с нами, то прячась между гор, то вырываясь ярыми потоками в ложбины. Ехать при сильном ветре в Монголии очень комфортно, пыль от впереди идущего красиво «смывает» вправо или влево. Иначе – полный рот и глаза, набитые песком. Салонный фильтр авто явно не справляется.
Въезжаем в г.Ульгий. Размен денег. За один рубль дают от 41 до 45 тугриков. За один доллар – около 1250 тугриков. Встречаем русских ребят на мотоциклах BMW. Планы у них грандиозные. Мототусовка гораздо сильнее автотусовки. В каждом городе у ребят поддержка и прочее. Молодцы.
Немного про Ульгий. Город поделен на кварталы, с явными признаками прямолинейности. Но от самовольной застройки домами (без крыш) и заборов, возведенных всевозможными способами (от дерева и листового железа до жестянки от машин, песчаных блоков и просто структурированного хаоса), линейность немного «сглаживается». Как это прекрасно и близко к природе. Никаких прямых линий! За заборами проглядываются юрты и всевозможный автотранспорт. От свежих Лендкрузеров до убитых Уазиков и заброшенной старой военной советской техники.

Монгольская дорога вытрясает душу продуктивнее русской. Двигаться более 60-70 км/ч нереально, а даже опасно. Легко налететь на сильную колею и «сделать уши», что периодически исполняют неопытные водители (в прессе периодически проскакивают материалы об подобных инцидентах, происходящих в монгольских экспедициях). Если вы на скорости влетаете на опасный участок, то лучше не тормозить, а, очень глубоко засунув жалость к подвеске и любовь к машине, давить на газ, отсчитывая удары. После преодоления, остановится, выйти из машины, по-необходимости сменить белье. Конечно, данный совет касается подготовленных водителей и машин. Обычный автомобиль после подобного эксперимента оставит на память Монголии какой-нибудь причудливо изогнутый кусочек подвески. Еще по дороге. Планируя свой маршрут на авто по Монголии, пожалуйста, не закладывайте дневной пробег более 300 км. Монголия вам этого не простит. Да и вы будете больше бороться с дорогой, а не наслаждаться удивительной страной, в которой пейзажи за окном автомобиля сменяют друг друга с периодичностью раз в два часа. Останавливаться хочется каждые 15 минут для визуального наслаждения окружающей красотой.
Проехали город Ховд. Просто уверен, что монголы не должны жить в городах и поселках, это для них мука и пытка. Не их это быт. Забор, юрта, сортир, джип. Ну что это за жизнь? Монгол привык к простору, а советские помощники учили и помогали строить новую жизнь. Вот и стоят призраками старые клубы и сельсоветы, потрескивая лопнувшими стенами и провожая нас пустыми глазницами окон. Все что можно было оторвать на дрова – оторвано и разобрано.

Юрта – самое правильно жилище для данных погодных условий. Когда летом ночью температура уходит в минус, а днем в приличный плюс, да и зимой, в лютые ветра и холода, ровная юрта стойко переносит все удары непогоды. Да и при переезде, монгольский дом можно разобрать, а в другом мечте собрать и жить. Внутри юрты – каркас, который состоит из деревянных шестов, думаю, около 80, которые упираются вверху в центре в распорное деревянное кольцо с выемками под упор. Кольцо, как можно догадаться, служит единственным «окном в мир», показывая нам облака, звезды и выпуская наружу дым от печки. Сверху накидываются полотна плотного войлока и верхний тент (тканевый, обычно белый) от дождя, солнца и снега. На праздники, верхнюю часть юрты прикрывают большим покрывалом с орнаментом. Понимаю, что на разные случаи (рождение детей, свадьбы, юбилеи, похороны) существуют разные виды покрывал. Это нужно для того, чтобы проезжающий мимо путник понимал – что происходит в данный момент у этой семьи. Вокруг же юрты, вместе с хоз.постройками для скота и быта, практически всегда размещены: спутниковая тарелка, солнечные батареи, дизель-генератор и джип (ЛендКрузер или УАЗ, в зависимости от работоспособности и состоятельности семьи).

Топливо в Монголии есть. Перед нашим визитом в стране случился топливный кризис, когда в одну машину разрешали заправлять не более 20 литров. Мною была проведена работа, по выяснению ситуации, но перед самым нашим отъездом из Москвы она благополучно разрешилась в нашу пользу. Заправка полного бака солярки (65-70 литров) обходилась нам в 1800-1900 тугриков. Активно строится и развивается сеть заправок «Петровис», которые мы дружно стали называть «Петрович». Очень много безымянных заправок, разливающих чуть ли не прямо из бочек и ведер. Старались не связываться. Качество топлива не подвело ни разу.

Поиск места ночевки осложнялся открытым рельефом. Сделав от дороги порядка 5 км, нашли ложбинку и спрятали там от посторонних глаз свой лагерь. Вкусно (мы всегда ВКУСНО!) поужинали и разбрелись по палаткам.
День 7. 29.07.2011
Подъем, утром не холодно. Каждый день сборы с завтраком занимают у нас около 1-1,5 часа.
Едем в сторону Гоби. Становится заметно теплее. Бортовой комп показывает +28. Я уже в шортах!
Трясет так, что Антон постоянно переживает, что у Паджеро оторвется переднее крепление багажника от крыши. В кофре на крыше лежат только легкие вещи (спальники, пенки, палатки). Большую амплитуду создают кочки и канавки. Этот участок дороги активно засыпают щебенкой, но проезд пока только по старым набитым колеям.
Через несколько часов упираемся в подмытый мост, который, судя по следам техники, пытаются ремонтировать. У каждого моста (которых очень мало) есть брод. Мосты, видимо, не для Монголии, в большинстве своем они уплывают вместе с весенними потоками. Берег с нашей стороны забит транспортом и людьми; видимо, все ждут, когда спадет вода и можно будет преодолеть брод. Как это по-монгольски. Никакой суеты и торопливости. Кто-то спит, кто-то курит, кто-то разложил на земле возле автобуса скатерть-самобранку, ест сам и угощает других. Девушка с шикарной черной гривой волос, стоя по колено в стремительной воде, наклоняется в пояс, окуная голову в поток, распрямляется, выжимает волосы, сворачивая их в узел. Вот так монголки моют голову. Зачем шампунь – природа! Глядя на весь этот праздник жизни, оценив глубину и скорость потока, решаем пересечь реку. Готово. Саша в рацию изъявляет желание окунуться, откатываем по реке вниз по течению на километр от брода. Мыться!
Отдельно хочется поведать про способы мытья в горной быстрой холодной реке. Их три. Точнее, четыре.
Первый способ самый мужской. Раздеться до гола, резко и полностью окунуться в воду всем телом. Встать в полный рост, намылиться, нашампуниться, натереться. И снова ухнуть в воду, позволяя растаявшему горному многовековому льду омыть себя.
Второй способ просто мужской. Тоже раздеться, окунуться в воду, но аккуратнее, чем в первом способе, так же намылиться и аккуратно смыть с себя, налипшее ранее.
Третий способ женский. Набрать воду из реки в бутылку и помыть, все что необходимо.
Четвертый способ «для городских». Набираем воду. Греем на костре. Разбавляем горячую воду холодной «по-вкусу», моемся, поливаясь из ковшика.
Когда поджимает время – первые три способа спасают, когда времени и воды достаточно – конечно, греем.
Особенность этой помывки заключалась в следующем, что Антон, будучи достаточно припыленным монгольской дорогой, решил воспользоваться самым первым и откровенным способом. Голым лег в реку животом в низ и…начал отжиматься, глубина потока позволяла. Конечно, мы, его попутчики, понимали, что вдалеке от любимой девушки человек тоскует и страдает, но… чтобы делать ЭТО с рекой – вдели в первый раз. Что и говорить, монгольская вода не простила такого отношения к себе ни Антону, ни нам. Следующие два дня моросил дождик.
Чистые и обновленные едем в сторону города Алтай, кстати, которых в Монголии есть несколько штук.

По пути проехали несколько котлованов- могильников для падшего скота. Зрелище и запахи не для слабонервных. Трупы животных встречаются достаточно часто, в основном, уже съеденные стервятниками и шакалами. Змей в Монголии практически нет. Все выбиты скотом.
В одной из долин Саша делает остановку, чтобы проверить «стук» спереди. Оказалось, разбило резинку левого амортизатора. Запасной резинки такого размера с собой не было. Монгольская обочина, после пятиминутных поисков, подарила нам «красивый» кусок резины, предположительно от камазовской камеры. Нехитрыми манипуляциями из куска резины был получен «образец», схожий с выведшей из строя деталью. Ремонт со сборкой и разборкой занял около 2х часов, я же понырял по окрестностям в поисках интересных кадров. Солнце пока еще жарило. Погода готовилась отомстить нам завтра!
За вторую половину дня мы преодолели больше 200 км, средняя скорость составила порядка 50 км/ч. Монгольский патруль остановил нас для «???».
Полицейские (милиционеры) заговорили с нами на монгольском, русским и английским не владели, у их Главного было несколько попыток что-то нам сказать, но мы его не понимали. Документы никто не спрашивал. Мы сидим в машинах. У Сашиного окна сотрудник, пытающийся что-то нам сказать. Через 10 минут он понял, что мы все равно ничего не поймем – отошел от машины и пожелал «счастливого пути», обреченно махнув рукой.
Не доехали до г.Алтай около 100 км. Лагерь, ужин, спать.

День 8. 30.07.2011
До обеда ехали по иссохшей потрескавшейся оранжевой земле. Проехали г.Алтай.
Суглинок лежал природной тротуарной плиткой, толщиной сантиметров 5-10. Повстречался заброшенный размытый поселок, как мы поняли, построенный из этой природной плитки. Погода делает свое дело, и стены без крыш таят под воздействием влаги. Почему они не добавляют при строительстве подобных домиков в раствор солому – мы не поняли. Просто собирают эти плитки с поверхности, накладывают друг на друга и получаются стены. Непонятно, зачем такие стены, которые после сильных дождей придут в негодность?
Пейзаж в этот день – ну прям Австралия. Оранжевая земля, плотный низкий темно-зеленый кустарник. Если бы на встречу выскочила кенгуру, точно бы никто не удивился.

В полдень выяснилось, почему останавливали полицейские день назад. На подъезде к городу Бегер нас остановил наряд полицейских, которые жестами объяснили нам, что дальше дороги нет – карантин. С помощью ручки на бумаге я изобразил корову, которую тошнит, полицейские уверенно покачали головой. Эпидемии ящура очень нередки в Монголии, т.к. санитарным службам представляется очень сложно контролировать огромное поголовье кочующего скота. Вот и бродят больные коровки да кони от одного пастбища к другому, неся за собой вирусный шлейф.
Сказать, что Саша расстроился – это значит не сказать абсолютно ничего. Цель поездки, к которой он готовился пол года, специально приобрел автомобиль, сам его восстановил, становилась недостижимой с нашим графиком движения. Петлю в 1000 км на асфальте в России можно осилить за 14 часов, в Монголии это превращалось в минимум 2 дня, сложных, ездовых, неизвестно с какой дорогой, бродами и перевалами, что основательно выбивало нас из заранее определенного графика. Оставляем достижение могилы Чингис-Хана на следующую экспедицию и принимаем решение возвращаться в Ташанту через северную дорогу. Нам нужно было в Хармен-Цав, а мы решили вернуться через Цецерлег.
Тишина в эфире до самого вечера.
Снова проехали через Алтай, заправились и встали на ночевку.

День 9. 31.07.2011
Целый день молчаливого пути. Каждый переживает по-своему. Для меня, сама Поездка в Монголию, которая происходила на тот момент, уже была Событием. Но Саша ставил целью достичь именно Гоби.
В общем, эфир был пуст, но в нем висело сильное эмоциональное напряжение. За день преодолели несколько непростых бродов.
У одного поселка был возведен трех метровый защитный бруствер из щебенки от потоков воды. Переваливаясь через который, сажаем Паджерика на брюхо. Я подкладываю большие камни под колеса, подкапываю машину, и Антон съезжает обратно.
Дорога начинает забирать круто в горы. Достигаем старинного буддийского монастыря, с очень старой крышей и стенами из облупившегося дерева. Как я уже писал ранее, дерево – не материал для открытой стройки в Монголии. Сильное выветривание и т.п. Но вид красивый, древний-древний. За всю поездку нам попалось 3 монастыря, в один удалось заглянуть через открытую дверь, там шел молебен (будет в видео). Рядом с монастырем большой излучиной кипела река, которую вброд пересекали два внедорожника.
Джипы оказались с весьма интересными дядечками. Один из Канады, второй с собакой породы акита-ину из Дюссельдорфа. Познакомились в Монголии.
Поинтересовались у нас – сколько километров мы преодолеваем в среднем за день. От цифры 300-500 км им конкретно поплохело, они проезжают не более 150 километров. Мы поняли почему. Расставаясь, они спросили, нет ли в ближайшей деревне… магазина с водкой. По рассказам канадца и немца, выше в горах, очень сильные потоки воды с глубиной по грудь. Для стокового Паджеро Антона – данное препятствие – непреодолимо. Сашина же машина, чувствует себя в «прибрежных водах» достаточно уверенно, что значит правильная гидроподготовка автомобиля. Снова приходится корректировать маршрут.
Еще в этот день мы проезжали мимо соляных «приисков». Огромное подсыхающее озеро с ровно выкопанными ямками и тропинками между ними. В некоторых ямках была жидкость бурого цвета, которая, подсыхая, покрывалась белым слоем – т.е. солью. Монголы с лопатами собирали с поверхности соль и носили их на берег озера, где ссыпали в большие кучи. Наверняка, потом соль как-то проветривается от мусора и обменивается/продается на местных рынках. Не успели мы толком испачкаться солью, как к нам подъехал монгол на мотоцикле «Мустанг» (кстати, самая распространенная мото-марка в Монголии) и нам стало понятно, что пора уезжать.

День 10. 01.08.2011
Долгие утренние дебаты внесли ясность в последующий маршрут. Мы возвращаемся в сторону границы (где въезжали) северной дорогой. Были сомнения на счет проходимости некоторых засадных мест, нам говорили про разливы рек, но было решено разбираться с проблемами по ходу их возникновения.
На одной из остановок на перевале к нам подъехал на мотоцикле (отгадайте какой марки) очень бодрый взрослый мужчина. Было интересно наблюдать, как человек, видимо не применявший русского языка много лет, «достает» из памяти, по крупицам, слова и фразы. Первой, конечно же, была выученная со школьных лет, «Добро пожаловать». Потом была 10ти минутная пауза, после которой мы услышали «Патроны надо». Как оказалось из продуктивной беседы, мужчину звали Очир, живет он тут с женой, дети учатся в интернате в городе и лишь 2 месяца в году проводят с родителями на пастбищах. Зимует тут же в кошарах со скотом. Холодно бывает, но ко всему привык. Оказывается у него вместо одной ноги протез, но это не мешает ему ловко гонять на мотоцикле. Патроны нужны для охоты. Очир и его жена жалуют сусликов, которых в Монголии несчетное количество. Поделившись сухпайком, расстались с мотоциклистом и отправились дальше.
Потом, спустившись в большую зеленую долину, преодолев несколько бродов, мы попали в мелкий дождь, который подарил нам шикарную двойную радугу во все небо. Полную радугу. Такое зрелище некоторым не удается наблюдать за всю жизнь, а с нами природа поделилась. Только «рыбий глаз» позволил зафиксировать это прекрасное зрелище.
В подтверждении того, что мы двигаемся северной дорогой, мы ночевали в хвойном лесу с пронзительно глубоким запахом зеленых иголок. Приготовили ужин на костре и дивно почаевничали перед сном.

День 11. 02.08.2011
Отлаженные, до каждого движения, сборы. Зубы. Спальник раз, спальник два. Палатка раз, палатка два, палатка три. Баул. Мелочевка. Завтрак. Поехали.
Были на большом каньоне реки Чултын-Гол. Река после вчерашнего дождя несла свои воды довольно мощным и мутным потоком глубоко внизу.
После, проезжая какой-то поселок, решили сделать второй завтрак в кафе.
Посмотреть на нас, как мы поняли, пришло, практически, все взрослое население поселка. Потратив около 90 рублей (на наши деньги) за четверых, мы съели по 2 чебурека и попили монгольского чаю с молоком. Прекрасно. Мясо – смесь баранины и козлятины. И никакой тебе химии и генно-модифицированных продуктов. Наверняка, в стране очень низкий уровень заболеваемости раком. Когда снимали очередную природную красоту, рядом остановился микроавтобус и приятная и опрятная женщина на английском языке пригласила к себе на турбазу покататься на лошадях и испить кумыса. Конечно же, мы согласились.

Около 2х часов мы катались на монгольских лошадках. Потом Антон показал мне видео с моим галопом… увидев соотношение размеров Сергея Лысенко и размеров лошадки, я понял, почему мой коняшка так потел. Турбаза представляла с собой ровную площадку на берегу реки. Хозяйская юрта и гостевая, в которой стоял огромный чан с кумысом и несколько кроватей. Кстати, после кумыса из общего чана, с нами ничего не было.
Куча детей, хозяйка – Таньга, ее мать, муж. И гость из Канады с ученицей. За время нашего общения, хозяйка начала вспоминать русский язык. Турбизнес в Монголии, как показывает практика, нацелен больше на европейцев и американцев, нежели на русских. Конфеты для монгольских детей – самое лучше лакомство. Собираясь в экспедицию, не пожалейте, купите конфет на подарки. Оставили Таньге небольшой сухпаек из тушенки и сгущенки, которую научили варить!
Ночью проснулся от какого-то неприродного шума. Прислушался. Так и есть – у нас в лагере гости, проверяют ручки дверей. Первая монгольская ночевка с пропажей научила нас практически все убирать в палатки и по машинам. Громко «поприветствовал» гостей из палатки, выбрался наружу минут через пять с ярким фонариком – тишина. Поражает способность монголов появляться из ниоткуда и исчезать в никуда. br]

День 12. 03.08.2011
Едем мы, едем и вдруг, опачки, снова четыре немца на четырех мотоциклах.
«Наши», — подумали мы. «Das ist Unsrigen», — подумали немцы. Обнимания и радость встречи. Мотоманьяки планомерно идут на Улан Батор, через пять дней у них самолет домой, а им еще нужно успеть загрузить мотоциклы в контейнер и оформить его до Германии. К слову, отправив контейнер с четырьмя мотоциклами из Монголии и амуницией в начале августа, немцы получили его только в начале января 2012. Так же мне написал Рене, что нашел в мотокуртке мой «Ledeniez» (леденец) и с радостью его слопал, предавшись приятным воспоминаниям. Попрощавшись и договорившись встретиться с немцами в сл.году на Байкале, каждый отряд продолжил свой путь.
Целый день в дороге. К поздней ночи, уже после полуночи, добрались до озера Хопсу-Гол. Левый от нас берег – весь уставлен турбазами, в ночи видим огни по берегу. Правый же берег менее застроен, решаем рулить туда. Около часа проезжаем по трудному каменистому участку и находим место для лагеря. В сон.

День 13. 04.08.2011
Не просто так озеро называют «Младшим братом Байкала», т.к. оно расположено в том же разломе земной коры, что и Байкал. Завораживает.
Саша приболел. Спит. Мы тихо занимаемся постирочно-помывочными процедурами.
Сурки, буквально, снуют в трех метрах от нас. То обнимаются, то дерутся, то тащат какие-то свеженайденные запасы в свои норы.
Подошли местные с мешками, в них рыба. Купили копченого хариуса и др.рыбы. Одну съели тут же с хлебушком, вкуснота!
Далее, как можно догадаться, снова была дорога. На одном из подъемов, между колесом и рессорой Тойоты попадает длинный плоский камень и, как ножом, вскрывает боковину колеса.
Рулежка по северной дороге. Знаете, Монголия не такая уж равнинно-степная. Спуск с перевала, долина с несколькими речками (читай – бродами) и бесчисленными стадами, подъем на перевал и по-новой. Эта схема движения работала в Монголии постоянно. По-другому быть не может. Лишь долины отличались по длине и ширине, да перевалы варьировались по сложности. Трафик как таковой отсутствует. Если на встречу едет машина, то в 90% это джип, и в 90% «крузак». Мечта любого джиппера – «тойота восьмидесятка», такая недоступная в России, встречается в Монголии возле каждой юрты. Теперь вы знаете «куда делись все восьмидесятки». Практически все с силовыми бамперами, шноркелями и лебедками. 10% от трафика составляют небольшие городские машины с низким клиренсом. Средняя скорость их передвижения не превышает 30 км/ч. Наша средняя скорость 50-60 км/ч, т.к. ровные участки дороги практически отсутствуют. Если вы в Монголии попадаете на ровный участок грунтовки, то надо не расслабиться, а напрячься! Через некоторое время, в обязательном порядке, поперек дороги появится колея, а то и не одна и не перпендикулярно основной дороге.

День 14. 05.08.2011
Дорожный день.
В первой ближайшей деревне ищем шиномонтаж.
Опрос немногочисленного населения. Мужчина в плотном зеленом халате внимательно слушает нас, смотрит на показываемое нами пробитое колесо (дырка впечатляет). Стоит. Мы — напротив. Молчим. По-русски он не понимает. Стоим дальше. Через некоторое время ему приходит мысль, он уходит. Мы стоим. Через 5 минут появляется «наш в зеленом халате» с еще 4 мужиками. Подходят к нам, здороваются. Закуривают. Смотрят на колесо. Молчим. Проходит минуты четыре. Один из них говорит. Мы понимаем «что он знает, что делать». Идет впереди, мы едем за ними на двух машинах. Приезжаем к двору, по состоянию вдользаборной территории понимаем, шиномонтаж здесь. Шиномонтажника нет. Ждем еще минут 20. Приезжает на мотоцикле. Во дворе стоит юрта (родительская) и грубо сделанный сруб с огромными щелями, там и живет наш спаситель. Там стоит и шиномонтажное оборудование. Ушатанный китайский стенд бортировки. Что такое «б а л а н с и р о в к а» в Монголии не знают до сих пор. Понимаем. Что человек рубит тут хорошие бабки, особенно на участниках различных Монгол-ралли и др.больших официальных мероприятиях. Мастер довольно ловко снимает колесо с диска, устанавливает внутреннюю заплатку на разорванное место (без клея), засовывает в колесо, заранее припасенную из Москвы Сашей камеру, все собирает. Надувает. Отдает. Работа заняла около 20 минут. Спрашиваем «сколько стоит?». Долго думает и сопротивляется своей внутренней жабе. Наконец-то называет цену. На наши деньги 90 рублей. Очень жалею, что не смог снять это интересное место на видео. Зырки родителей шиномонтажника заставили меня выключить камеру.
Пейзаж за окном, по мере продвижения по северной дороге начал становиться более песчаным. Мягкий песочек, комфортный для передвижения, очень коварен. Но самое страшное – пыль. Вообще, пыль – это жесткая штука в дороге. Сильно мы испытали это на себе во время экспедиции в Казахстан этой весной. Полный рот и нос пыли, шея, уши, нос… бррр! Самое неприятное – видео и фото аппаратура страдает больше всего.
В одном из бродов, где песчаную степь пересекает с виду обычный ручей, торчит фура. «Китаец», груженный какой-то железной конструкцией, сидел в ручье очень плотно. Об этом свидетельствовала развороченная «морда» фуры. Водитель рассказал нам, что сидит он уже тут 3 дня. Что 2 трактора и пару грузовиков ничего не смогли сделать. В соседнем городе уже знают, что он тут сидит, скоро вызволят. Когда придет помощь он не знает, но этот факт его не сильно расстраивает. Вообще, что у нас 5 минут, у монгола может занять сутки, а то и больше. Никто никуда не спешит. Поражает этот ритм жизни. Но при полном отключении электричества и канализации Европа вымрет, а ни один монгол не пострадает. Он, монгол, и не знает что такое «к а н а л и з а ц и я».
Оставили шоферу несколько консервов и пару бутылок воды.
Никто уже не помнит, как ставили лагерь, как ужинали, как засыпали в этот вечер…

День 15 06.08.2011
Из интересного – подъехали к озеру Усс-Нуур. Длинные песчаные пляжи, соленая вода, волны, ветер… очень смахивает на Азовское море. Но ни купальщиков или кайтеров мы не заметили. Саша полез купаться. Я не рискнул из-за сильного ветра с моросящим дождем.
Да, как-то обратная дорога проходила у нас под знаком моросящего серого неба. Но даже маленький дождик очень хорошо спасал от пыли.

Недалеко стояла юрта, из которой к нам неслась ватага ребятишек. Если дочитали до этого места – смотрите видео! Дождитесь кино!
Глубокой ночью приблизились к границе, где въезжали в страну. Встали на том же месте, где давали торжественный тушеночный ужин немцам. Но. Погода сильно испортилась. 6 августа шел сильный снег. Температура упала ниже нуля. Первый раз спали в машине. Оставленный дома, задний ряд сидений позволил нам с относительным комфортом расположиться в машине в полный рост и даже вытянуть ноги. Тела приняли форму подложки (из канистр, остатков еды и шмурдяка) и погрузилось в сон. Машину глушили. В спальниках не замерзли.

День 16 07.08.2011
Утром быстрочай и на границу. Какое же было разочарование узнать, что в воскресение этот погранпереход не работает.

Погода более-менее наладилась, даже солнышко вышло. Меняем на Паджеро масло. Антон мастерски вынимает из под днища авто разные узлы, оказывается, некоторые неслабо повреждены. Травит масло «лягушка» переднего моста, защита выгнута в нескольких местах, текут амортизаторы. Первое исправляется сваркой-пластилином, второе с помощью кувалды, третье будет заменено в Москве.
За дневное стояние перед закрытыми воротами КПП облазили весь маленький городок. Накупили сувениров (лучший — войлочные тапки). Познакомились с Шурой, которая держит небольшой отельчик на границе. Ходили к ней кушать бозы из баранины с козлятиной. Спали днем.
Вечером к Шуре заехала группа неприветливых сибиряков на джипах, только начинающих свой путь по Монголии. Они очень много пили. Шура предложила нам «переехать», т.е. переместиться из деревянного здания гостиницы в юрту. Мы с радостью согласились. Во дворе «У Шуры», стоят 2 юрты и деревянная гостиница. В одной юрте живет молодая семья, дочь Шуры с мужем и детьми. В другой сама Шура и в эту ночь наш дружный коллектив. Шура довольно неплохо говорит по-русски. Оказывается, она раньше была шофером и исколесила всю Монголию. Лет 6-8 назад открыла этот отель, где летом останавливаются туристы, а зимой – камазисты, занимающиеся доставкой грузов из России. Как мне известно, Монголия – сильнейший экспортер шерсти и шерстяных тканей. Практически весь тончайший и шикарный кашемир на итальянских и французских вещах – из Монголии.
Да, еще за день до границы мы посетили настоящий монгольский рынок. Шикарное место. Нашли оригинальные одеяла из верблюжьей шерсти, носки, жилеты и пояса. На рынке достаточно большой выбор восточных тканей и оригинальных, качественно сшитых местными, праздничных сапог. Плотный красивый халат и цветастые сапоги – мечта любого монгола. Конечно, на рынке полно китайского ширпотреба, но наметанный глаз видит нужное!

День 16 08.08.2011
Завтракаем и прощаемся с Шурой. Поехали занимать очередь около 5 утра. Были уже четвертыми. Поведение московских водителей в пробках – это еще ангельские цветочки по отношению к поведению монгольских водителей при выезде из Монголии. Ну да ладно. Едем домой. При прохождении границы Саше и Антону не ставят штамп о выезде из страны, русские пограничники разворачивают их обратно. Прохождение границы заняло более 5 часов.
На Алтае Саша с Яной хотели повести еще пару дней, отпуск позволял. Мы же с Антоном планировали пораньше попасть домой.
Монгольская часть экспедиции завершена!
Уже в одну машину добрались до Барнаула и заночевали в той же гостинице, в которой останавливались в начале экспедиции.

День 17 09.08.2011
Добрались до Новосибирска.
Встретился с приятными людьми, которых не видел тысячу лет! Сергей Курбатов, дизайнер всех моих проектов, нашел время и любезно проводил меня в аэропорт.
Откуда у меня уже был куплен билет на самолет.
Оказалось, что на мой рейс продано 2 комплекта билетов. Самолет один, а людей в 2 раза больше чем мест. Крик, ор, паника. Этот факт выяснился, когда уже половина пассажиров было зарегестрирована. Начали регистрировать людей, у которых были пересадки в Москве на другие рейсы. Я подошел к начальнику этого безобразия, рассказал о своих намерениях и откуда я держу путь, он сказал, что ничем помочь не может. Потом подошел и тихо спросил, что у меня за пластиковые боксы. Узнав, что там фото-видео аппартура, нашел для меня пустое кресло место в первом ряду. Я согласился.
Антон продолжил самостоятельный вояж по дорогам России еще в течении 4х дней.

Спасибо всем участникам экспедиции за терпение и предоставленную возможность увидеть и ощутить Монголию.
Монголию – колыбель цивилизации.
Конечно, я хочу быть в Монголии снова.

Нитка маршрута:

Цаганнуур (пограничный переход) – Ульгий – Толбо – Ховд – Манхан – Дарви – Алтай – Бигер – Алтай (вернулись из-за карантина) – Делгер — Буутсаган – Бомбогор – Баян-Ово – Баянхонгор – Эрдентцог – Баянхонгор (вернулись из-за высокой воды в реке) – Баян-Ово – Галут – Чилут – Ондор-Улан – Тариат — — оз.Терхин-Цаган нуур –Цахир – Шайн-Идер –Морон – Хатгал – оз.Ховсгол – Цецерлег – Тес – Зуунгови –оз.Увс Нуур– Улангом – Хотгор – оз. Ачит – Ульгий – Цаганнуур

GPS-точки:
День 5.
Лагерь 49 30,4176 N 89 32,1816 E
День 6.
Лагерь 47 47,9640 N 91 54,8766 E
День 7
Брод 47 28,1916 N 92 13,9608 E
Лагерь 46 3,9678 N 96 36,9468 E
День 8.
Лагерь 46 8,1300 N 97 45,6342 E
День 9
Лагерь 46 16,8090 N 100 43,6416 E
День 10
Лагерь 47 58,6254 N 100 22,8996 E
День 11
Турбаза Таньги 48 9,2232 N 99 45,1002 E – рекомендовано к посещению
Лагерь 48 39,9018 N 98 50,2836 E
День 12
Лагерь 50 31,7124 N 100 25,0644 E

Смотреть демо-ролик о экспедиции